عربي English עברית Deutsch Italiano 中文 Español Français Русский Indonesia Português Nederlands हिन्दी 日本の
Knowing Allah
  
  

   

 

Принятие ислама Сальманом

 

Ибн Исхак сказал: «Рассказал мне Асим ибн Омар ибн Катада аль-Ансари со слов Махмуда ибн Лабида, передавшего слова Абдаллаха ибн Аббаса, который сказал: «Я слышал из уст самого Сальмана аль-Фариси, он сказал: «Я был персом из района Исфагана, жителем деревни под названием Джай. Мой отец был главой этой деревни. Я был самым любимым творением Аллаха для него. Он меня до того сильно любил, что держал меня в своем доме взаперти, подобно тому, как держат взаперти наложницу. Я стал усердно заниматься религией огнепоклонников и стал хранителем огня, который зажигали, не давая ему гаснуть даже на час». Далее рассказал: «У моего отца было большое поместье. Он был занят там целый день какими-то постройками. Сказал мне: «Сын мой! Я сегодня так сильно занят на строительстве, что у меня нет времени сходить в поместье. Сходи туда и погляди там!» И велел мне сделать некоторые дела, которые хотел сделать сам. Потом мне сказал: «Ты не задерживайся там. Если ты задержишься там, то знай — ты важнее для меня, чем мое поместье и ты отвлечешь меня ото всех моих дел». Далее рассказывает: «Я вышел и направился к поместью, куда он меня послал, и проходил мимо какой-то церкви христиан. Я услышал в ней голоса христиан, которые молились. Я не знал, что это за люди из-за того, что отец держал меня в доме взаперти. Когда я услышал их голоса, вошел к ним, чтобы посмотреть, что они делают. Когда я их увидел, мне их молитва понравилась, и я захотел принять их религию. Я сказал: «Это, ей-богу, лучше, чем наша религия» И, ей-богу, я пробыл там до захода солнца и совсем забыл про поместье отца и не пошел туда. Потом я им сказал: «Где находится источник этой религии?» Они ответили: «В Сирии». Я вернулся к отцу, а он уже послал за мной. Я отвлек его ото всех дел. Когда я пришел к нему, он спросил: «О сын мой! Где ты был? Разве я не поручил тебе дело?» Я ответил: «О отец мой! Я проходил мимо людей, которые молились в церкви. Мне понравилась их религия, которую увидел. Ей-богу, я был у них, пока зашло солнце». Он сказал: «Сын мой! В этой религии нет ничего хорошего. Твоя религия и религия твоих предков лучше, чем она». Я сказал: «Нет, клянусь Аллахом, она лучше, чем наша религия». Он испугался за меня, заковал мне ногу, потом запер в доме.

Я передал христианам: «Если к вам придет караван из Сирии, то сообщите мне об этом». И караван пришел к ним из Сирии — торговцы из христиан. Мне сообщили об этом. Я им сказал: «Когда закончите свои дела и захотите вернуться в свою страну, то сообщите мне».

Когда они собрались вернуться в свою страну, мне сообщили. Я сбросил железную окову с ноги, ушел с ними и дошел до Сирии. Когда пришел в Сирию, я спросил: «Кто самый лучший знаток этой религии?» Сказали: «Настоятель церкви». Я пришел к нему и сказал: «Я хочу принять эту религию. Я желаю быть с тобой, служить тебе в твоей церкви, учиться у тебя и молиться с тобой». он сказал: «Заходи!» Я зашел вместе с ним.

Это был плохой человек. Он наказывал христианам давать подаяние, предпочитая подаяние им самим. А когда собирали ему какое-то подаяние, то он копил это все у себя, а не раздавал бедным. Так он собрал семь кувшинов золота и серебра. Я его сильно возненавидел, когда увидел, что он делает. Потом он умер. Христиане собрались к нему, чтобы похоронить его. Я им сказал: «Это был плохой человек. Он приказывал вам собирать подаяние и побуждал вас к этому. Когда вы приносили ему подаяние, то он копил это для себя и ничего из этого не давал бедным». Они мне сказали: «А откуда это ты знаешь?» Я им ответил: «Я покажу вам его клад». Сказали: «Так покажи нам его!» Я им показал место клада, и они вытащили семь кувшинов, наполненных золотом и серебром.

Когда они все это увидели, сказали: «Ей-богу, мы его ни в коем случае не похороним!» Они его распяли и закидали камнями. Привели другого человека и поставили на его место. Этот человек молился лучше других, был более воздержан в миру, думал о потусторонней жизни больше других, усердствуя и днем и ночью. И я полюбил его так, как не любил никого раньше. Я прожил вместе с ним некоторое время. Потом пришла к нему смерть. Я его спросил: «О такой-то! Я был с тобой и полюбил тебя так, как не любил никого раньше. К тебе пришла, как ты видишь, весть от Всевышнего. Так кого ты мне вместо себя рекомендуешь? И что ты мне велишь?» Ответил: «О сын мой! Ей-богу, я никого сегодня не знаю, кто бы мог занять мое место. Хорошие люди ушли из жизни, другие изменились настолько, что бросили многое из того, чего придерживались раньше. Кроме одного человека в Мосуле. Его зовут так-то. Он достиг того уровня, что и я. Так иди ты к нему!» Когда он умер и был похоронен, я пришел к человеку, живущему в Мосуле и сказал ему: «О такой-то! Такой-то человек велел мне при смерти прийти к тебе и сообщил мне, что ты на таком же высоком уровне, что и он». Он мне сказал: «Останься у меня». И я остался у него. Я нашел его самым лучшим человеком, продолжающим дело своего товарища. И вот вскоре он умер. Когда пришла к нему смерть, я ему сказал: «О такой-то! Такой-то человек рекомендовал мне прийти к тебе и велел присоединиться к тебе. К тебе пришла смерть от Бога. К кому ты рекомендуешь обратиться мне? И что ты мне повелеваешь?» Он сказал: «О сын мой! Ей-богу, я не знаю никого, кто бы занимал тот же уровень, что и мы с тем человеком, кроме одного человека, живущего в Насибине. Его зовут так-то. Так иди к нему!»

Когда он умер и был похоронен, я пошел к человеку в Насибине. Сообщил ему свою историю и о том, что велели мне мои два наставника. Он сказал: «Живи у меня!» Я стал жить у него и нашел, что он на таком же уровне, что и его два предшественника. Я стал жить у хорошего человека. Вскоре пришла к нему смерть. Перед его смертью я сказал ему: «О такой-то! Такой-то человек рекомендовал мне обратиться к такому-то. Потом такой-то человек рекомендовал мне обратиться к тебе. К кому ты рекомендуешь мне обратиться? И что ты мне повелеваешь?» Он сказал: «О сын мой! Ей-богу, я знаю, что остался один человек моего уровня. Я велю тебе идти к нему. Этот человек находится в Аммурии на земле Византии. Он на том же уровне, что и мы. Если хочешь, иди к нему — он придерживается нашего дела».

Когда он умер и был похоронен, я пришел к человеку в Аммурии и рассказал ему свою историю. Он сказал: «Живи у меня!» Я стал жить у хорошего человека, придерживающегося праведного пути своих друзей и их дела. Я стал зарабатывать себе на жизнь, и у меня появились коровы и овечки. Потом Бог послал ему смерть. Перед его смертью я спросил: «О такой-то! Я был с таким-то. Он рекомендовал мне обратиться к такому-то. Потом мне рекомендовал такой-то обратиться к тому-то. Потом такой-то рекомендовал мне обратиться к тебе.

Так кого ты мне рекомендуешь? И что ты мне повелеваешь?» Он сказал: «О сын мой! Ей-богу, как я знаю, сегодня нет ни одного человека, достигшего того, чего достигли мы, к которому я велел бы тебе идти. Но наступило время Пророка. Он будет послан с религии Ибрахима, да будет мир над ним. Он появится на земле арабов. Переселится на землю между двумя каменистыми местностями, где растут финиковые пальмы. У него есть явные признаки: ест дареное и не ест подаяния. Между его плечами — печать пророчества. Если ты сумеешь дойти до этой страны, то иди!»

Далее рассказал: «Потом он умер и был похоронен. Я оставался в Аммурии столько, сколько пожелал Аллах. Потом мимо меня проходили люди из племени Кальб, занимающиеся торговлей. Я им сказал: «Довезите меня в землю арабов. Я дам вам своих коров и овечек». Они сказали: «Хорошо!» И я им дал их. Они вывезли меня с собой. Дошли до Вади аль-Кура и обошлись со мной несправедливо. Они продали меня как раба одному иудею. И я был при нем. Я видел пальмовую рощу и надеялся, что это та страна, которую описал мне мой наставник. Но я не был уверен в этом. Когда я был при нем, к нему пришел его двоюродный брат из племени Бану Курайза из Медины и купил меня у него. Он повез меня в Медину. Как только я увидел ее, то узнал по особенностям, о которых говорил мой наставник. Я стал жить в ней. Явился с миссией Посланник Аллаха и жил в Мекке столько времени, а я о нем ничего не слышал, поскольку был занят рабским трудом. Потом переселился в Медину. Клянусь Аллахом, я был на вершине пальмового дерева моего хозяина и делал для него некоторые работы. Мой господин сидел подо мной. К нему подошел двоюродный брат, встал над ним и сказал: «О такой-то! Да разразит Аллах Бану Кайла! Ей-богу, они собрались сейчас возле одного человека, который пришел к ним сегодня из Мекки. Утверждают, что он — Пророк». Когда я это услышал, меня охватила дрожь.

Я даже думал, что упаду на своего господина. Спустился с пальмового дерева и обратился к двоюродному брату моего хозяина: «Что ты говоришь?» Господин мой рассердился и сильно ударил меня кулаком. Потом сказал: «Какое твое дело до этого? Вернись к своей работе!» Я сказал: «Ничего. Я просто хотел удостовериться в том, что он сказал».

У меня были некоторые вещи, которые я накопил. Когда наступил вечер, я взял эти вещи и отправился к Посланнику Аллаха. Он был в местечке Каба. Подошел к нему и сказал: «Я слышал, что ты человек праведный. Вместе с тобой друзья твои, они — чужеземцы, нуждающиеся. Вот это я собрал, чтобы дать подаяние. Я считаю, что вы более чем кто-либо другой имеете на это право». И я преподнес все это ему. Посланник Аллаха сказал своим сподвижникам: «Ешьте!» Он не протянул руку свою и не ел. Я в душе своей сказал: «Вот это первый признак». Потом ушел от него и собрал что-то другое. Посланник Аллаха переехал в Медину. Потом я принес это ему и сказал: «Я видел, что ты не ешь подаяние. А вот это — подарок, который я тебе дарую». Посланник Аллаха съел некоторую часть из этого. Велел своим сподвижникам, и они ели вместе с ним. Я сказал себе: «Это уже второй признак». Потом пришел к Посланнику Аллаха. Он был на кладбище Баки аль-Фаркад на похоронах одного из своих сподвижников. На мне были две накидки. Он сидел вместе со своими сподвижниками. Я приветствовал его. Потом стал разглядывать его спину, чтобы увидеть печать, о которой говорил мне священник. Когда Посланник Аллаха увидел, как я его рассматриваю сзади, и понял, что я ищу то, о чем мне говорили, чтобы удостовериться, снял плащ со спины. Я посмотрел на печать и узнал ее. Я припал к нему, стал целовать и плакать. Посланник Аллаха сказал мне: «Переходи!» Я сел перед ним и рассказал ему свою историю так, как рассказал тебе, о сын Аббаса. Посланнику Аллаха захотелось, чтобы его сподвижники тоже услышали такой разговор».

Сальман находился в рабстве и пропустил битвы при Бадре и Ухуде, не участвуя в них вместе с Пророком. Сальман рассказал: «Потом сказал мне Посланник Аллаха: «Откупись, о Сальман, у своего господина за выкуп». Я договорился с хозяином за триста пальмовых деревьев, которые я посажу для него, и за сорок окийя. Посланник Аллаха сказал своим сподвижникам: «Помогите брату вашему!» И они мне помогли с пальмами: один человек дал тридцать саженцев, другой — двадцать, третий — пятнадцать, еще один — Десять саженцев; каждый человек помогал по мере




                      Previous article                       Next article




Bookmark and Share


أضف تعليق

You need the following programs: الحجم : 2.26 ميجا الحجم : 19.8 ميجا