عربي English עברית Deutsch Italiano 中文 Español Français Русский Indonesia Português Nederlands हिन्दी 日本の
Knowing Allah
  
  

   

Нарушение договора

 

Ибн Исхак сказал: «Абу Бакр ас-Сиддик, да будет доволен им Всевышний Аллах, как мне рассказал Мухаммад ибн Муслим аз-Зухри со слов Урвы, передавшего слова Аиши, когда ему стало трудно жить в Мекке, где он подвергался оскорблениям, когда увидел открытую вражду курайшитов к Пророку и его приятелям, попросил у Пророка разрешения на переселение. Пророк дал ему согласие. Абу Бакр уехал, чтобы обосноваться в другом месте. Когда он удалился от Мекки на расстояние дня или двух дней пути, его встретил Ибн ад-Дугунна из рода Бану аль-Харис. Он тогда был господином племени Ахабиш». (Ибн Исхак сказал: «Ахабиш это Бану аль-Харис ибн Абд Манат ибн Кинана, аль-Хаун ибн Хузайма ибн Мудрика, Бану аль-Мусталак из племени Хузаа».) Ибн Хишам сказал, что их назвали словом Ахабиш, потому что они вступили в союз в долине, которая называется аль-Ахабиш и находится на юге от Мекки.

Ибн ад-Дугунна спросил: «Куда, о Абу Бакр?» Ответил: «Меня прогнал мой народ. Они притесняли меня и не давали жить». Спросил: «А почему? Ей-богу, ты украшаешь род, платишь налоги, делаешь добро, подаешь бедному. Возвращайся, ты будешь под моей защитой!» И вернулся вместе с ним. Когда вошли в Мекку, Ибн ад-Дугунна встал и сказал: «О собрание курай-шитов! Я взял под свою защиту Ибн Абу Кухафа, и никто не посмеет обращаться к нему, кроме как с добром!»

Аиша рассказывала, что и они отстали от него. У Абу Бакра было место для моления перед дверью своего дома в квартале Бану Джумах, и он там молился. Он был человеком впечатлительным и, когда читал Коран, плакал. Возле него собирались дети, рабы и женщины. Их удивляло то, что он делал. Мужчины из курайшитов отправились к Ибн ад-Дугунне и сказали: «О Ибн ад-Дугунна! Ты взял под свою защиту этого человека не для того, чтобы он оскорблял нас. Этот человек, когда молится и читает то, что принес Мухаммад, растрогается и плачет. У него есть своя манера и своя форма молитвы. Мы боимся за наших детей, женщин и нестойких людей из нашей среды, боимся, что он их соблазнит. Иди к нему и прикажи ему войти в свой дом и пусть делает там, что хочет!» Ибн ад-Дугунна отправился к нему и сказал: «О Абу Бакр! Я взял тебя под свою защиту не для того, чтобы ты причинял зло своему народу. Он не хочет, чтобы ты совершал молитву на этом месте, и недоволен тобой из-за этого. Войди в дом свой и делай там, что хочешь». Абу Бакр ответил: «Может, мне отказаться от твоей защиты и довольствоваться защитой Аллаха?» Сказал: «Откажись от моей защиты!» Абу Бакр сказал: «Я отказался от твоей защиты». Тогда Ибн ад-Дугунна сказал: «О собрание курайшитов! Ибн Абу Кухафа отказался от моей защиты. Это уже ваше дело, как поступить с вашим родственником. Бану Хашим и Бану аль-Мутталиб находились на том месте, о котором курайшиты договорились между собой».

Потом этот договор, заключенный между курайшитами против родов Хашима и аль-Мутталиба, стали нарушать отдельные курайшиты. Лучше всех поступал Хишам ибн Амр, потому что он был сыном брата Наулы ибн Хашима ибн Абд Манафа по матери. Хишам был в добрых отношениях с Бану Хашимом, пользовался уважением среди своих родственников. И, как рассказали мне, он приходил с верблюдом, ночью, когда род Хашима и род аль-Мутталиба находились в ущелье. Он тяжело нагружал верблюда пищей. Когда доходил с верблюдом до входа в ущелье, снимал с головы верблюда поводок, потом ударял его по боку и пускал его к ним в ущелье. Потом он приходил, тяжело нагрузив верблюда пшеницей, и делал то же самое.

Ибн Исхак сказал, что потом он пошел к Зухейру ибн Абу Умаййа ибн аль-Мугира. Его мать Атика была дочерью Абд аль-Мутталиба. Сказал: «О Зухейр! Ты доволен тем, что ешь пищу, носишь одежду, совокупляешься с женщинами, в то время как твои дяди со стороны матери, как ты знаешь, не могут ни продавать, ни купить, ни жениться, ни выдавать замуж. Клянусь Аллахом, если бы у меня были дяди Абу аль-Хакама Ибн Хишама и потом меня призвали бы к тому, к чему призвали тебя, я ни за что не согласился бы на это». Он сказал: «Горе тебе, о Хишам! А что мне делать? Я лишь один человек. Если бы со мной был другой мужчина, то я бы разрушил этот договор окончательно». Сказал: «Ты уже нашел мужчину». Спросил: «Кто это?» Ответил: «Я». Зухайр сказал ему: «Нам нужен третий человек».

Гогда Хишам отправился к Мут'иму ибн Адию и сказал ему: «О Мут'им! Разве ты согласен на то, что гибнут два клана из Бану Абд Манаф, а ты являешься свидетелем всего этого и одобряешь курайшитов в этом? Если бы вы смогли удержать их от этого и отменить договор о бойкоте».

Мут'им сказал: «О горе! Что мне делать? Я ведь один».

Сказал: «Ты уже нашел второго». Спросил: «А кто он?» Ответил: «Я». Мут'им сказал: «Нам нужен третий». Сказал: «Уже есть». Спросил: «А кто он?» Ответил: «Зухайр ибн Абу Умаййа». Сказал: «Нужно найти четвертого».

Тогда Хишам отправился к Абу аль-Бахтари ибн Хишаму и сказал ему приблизительно то же самое, что и Мут'иму ибн Адию.

Тот спросил: «А кто-нибудь поддерживает это?» Ответил: «Да». Спросил: «А кто он?» Ответил: «Зухайр ибн Абу Умаййа, Мут'-им ибн Ади и я с тобой». Сказал: «Поищем пятого».

Хишам отправился к Замаа ибн аль-Асваду, стал с ним говорить, напомнил ему их родство, их право. Замаа спросил: «Есть ли еще кто-нибудь, поддерживающий это дело?» Ответил, что да, потом перечислил людей. Договорились собраться в Хатм аль-Хаджуне (место в Мекке) ночью на севере Мекки. Они там собрались, приняли решение, договорились действовать с целью разрушения договора. Зухайр сказал: «Я обязательно буду говорить первым». Утром они отправились к месту собрания. Зухайр ибн Абу Умаййа был одет в плащ. Обошел Каабу семь раз, потом обратился к людям и сказал: «О жители Мекки! Мы едим пищу, надеваем на себя одежды, а род Хашима погибает: они не могут ни продавать, ни покупать. Ей-богу, я не сяду, пока не будет расколота эта жестокая, несправедливая табличка».

Абу Джахль, находившийся на краю мечети, сказал: «Ты лжешь, ей-богу, она не будет расколота!» Тогда Замаа ибн аль-Асвад сказал: «Ей-богу, лжешь ты! Мы не давали своего согласия, когда этот договор был подписан». Абу аль-Бахтари сказал: «Зама'а прав, мы не согласны с тем, что там написано, ей-богу! И не будем его выполнять!» Аль-Мут'им ибн Ади сказал: «Вы оба правы, а лжет тот, кто сказал иначе. Избавимся от нее и от того, что на ней написано!» Хишам ибн Амр сказал также подобное этому. Абу Джахль сказал: «Это дело было решено ночью, и держали совет об этом не на этом месте». Абу Талиб сидел в сторонке. Аль-Мут'им встал, подошел к табличке с текстом договора, чтобы расколоть ее, увидел, что ее уже черви съели, остались лишь слова: «Твоим именем, о Боже!»

Ибн Хишам сказал о том, что некоторые ученые упомянули, что Посланник Аллаха сказал Абу Талибу: «О дядя! Поистине Аллах напустил земляных червей на табличку курайшитов. Они не оставили на ней ничего, кроме имени Аллаха, удалили из нее зло, отчуждение и ложь». Абу Талиб спросил: «Тебе об этом сообщил Господь твой?» Ответил: «Да». Абу Талиб сказал: «Клянусь Аллахом, никто не войдет к тебе!» Потом он вышел к курайшитам и сказал: «О собрание курайшитов! Сын моего брата сообщил мне то-то и то-то. Идите к вашей табличке: если она такая, как сказал сын моего брата, то прекратите нас бойкотировать и отмените то, что на ней написано. Если же это неправда, то я выдам вам сына своего брата!» Люди сказали: «Мы согласны». И договорились об этом. Потом посмотрели, а она была такой, как сказал Пророк. Это их еще больше озлобило. И тогда группа людей из курайшитов разрушили эту табличку.

 




                      Previous article                       Next article




Bookmark and Share


أضف تعليق

You need the following programs: الحجم : 2.26 ميجا الحجم : 19.8 ميجا