عربي English עברית Deutsch Italiano 中文 Español Français Русский Indonesia Português Nederlands हिन्दी 日本の
Knowing Allah
  
  

   

История тех, кто глумился над Пророком

 

Наиболее злостными насмешниками были пять человек из его народа. Это были люди пожилые и пользующиеся уважением среди своих родичей. Из Бану Асад ибн Абд аль-Уззы: аль-Асвад ибн аль-Мутталиб ибн Асад, он же Абу Замаа. Как дошло до меня, Пророк Аллаха проклинал его за те оскорбления и унижения, которые он причинял, словами: «О Боже, сделай его слепым и отними у него сына!» Из Бану Зухры ибн Килаба: аль-Асвад ибн Абд Ягус; из Бану Махзума ибн Якизы: аль-Валид ибн аль-Мугира; из Бану Сахма ибн Амра: аль-Ас ибн Ваиль; из Бану Хузаа: аль-Харис ибн ат-Тулатила.

Когда они особенно сильно стали злобствовать и глумиться над Посланником Аллаха, Аллах ниспослал Пророку следующие слова: «Открыто возвести о том, о чем повелено тебе, избегай многобожников. Мы избавили тебя от насмешников, которые ставят вместе с Аллахом еще других богов. Скоро и они будут знать» (15:94-96).

Рассказал мне Язид ибн Руман со слов Урвы ибн аз-Зубайра или со слов другого улема, что Джабраиль пришел к Посланнику Аллаха во время обхода вокруг Каабы. Мимо проходил аль-Асвад ибн аль-Мутталиб. Джабраиль кинул ему в лицо зеленый лист, и тот ослеп. Мимо него проходил аль-Асвад ибн Абд Ягус. Указал на его живот, и вздулся его живот. Он умер от вздутия живота. Мимо него проходил аль-Валид ибн аль-Мугира. Указал на след раны в нижней части пятки его ноги. Эту рану он получил много лет назад, когда носил длинную одежду. (Он проходил мимо одного человека из племени Хузаа, который снабжал перьями свои стрелы. Одна из стрел воткнулась в его одежду и оставила на его ноге царапину. И ничего больше. И эта царапина явилась причиной его смерти.) Мимо него проходил аль-Ас ибн Ваиль. Указал на его ступню. Он вышел верхом на своем осле, направляясь в ат-Таиф, и упал на колючку. Игла воткнулась в ступню его ноги и убила его. Мимо него проходил аль-Харис ибн аль-Тулатила. Указал на его голову. Она загноилась, и он умер вследствие этого.

Ибн Исхак передал: «Когда к аль-Валиду пришла смерть, он позвал своих сыновей. Их было у него трое: Хишам ибн аль-Валид, аль-Валид ибн аль-Валид, Халид ибн аль-Валид. Сказал им: «О сыны мои! Я завещаю вам три вещи, и вы должны их исполнить. Моя кровь на Хузаа и не оставьте ее без отмщения. Ей-богу, я знаю, что они в ней неповинны. Но я боюсь, если вы не отомстите Хузаа, то арабы будут вас позорить за то, что не отомстили. Я дал деньги в рост Сакифу: не оставляйте их у них, пока не возьмете! Мой выкуп у Абу Узайхара ад-Дауси, пусть уплатит!» Абу Узайхар обещал ему отдать свою дочь в жены, но потом не пустил ее к нему вплоть до его смерти.

Когда аль-Валид ибн аль-Мугира умер, род Бану Махзум стал нападать на род Хузаа, требуя выкупа за аль-Валида. Они говорили: «Его убила стрела вашего родича». У Бану Кааб были союзники из Бану Абд аль-Мутталиб ибн Хашим. Хузаиты отвергли это. Тогда они стали сочинять стихи, оскорбляющие друг друга. Между ними усилилась вражда. Потом хузаиты одумались и поняли, что махзумиты боятся позора. Тогда хузаиты отдали им часть выкупа, и они оставили друг друга в покое.

Потом аль-Джаун ибн Абу аль-Джаун не преминул похвастаться убийством аль-Валида, говоря, что они (т. е. хузаиты) убили его. Это была ложь. Аль-Валида, его сыновей и его народ из-за этого постигло то, чего он остерегался (т. е. позор).

Потом Хишам ибн аль-Валид напал на Абу Узайхара, когда он шел по рынку Зу аль-Маджаз. Замужем за Абу Суфьяном ибн Харбом была дочь Абу Узайхара. Абу Узайхар был человеком уважаемым среди своих родичей. И убил Абу Узайхара из-за выкупа аль-Валида, исполняя наказ своего отца. Это произошло после переселения Посланника Аллаха в Медину. Было это уже после битвы при Бадре, где были убиты многие знатные курайшиты. Язид ибн Абу Суфьян собрал людей Бану Абд Манаф. А Абу Суфьян тогда находился в районе Зу аль-Маржаз. Люди сказали: «У Абу Суфьяна убит тесть, разве он не отомстит за него?» Когда Абу Суфьян услышал, что сделал его сын Язид, — а Абу Суфьян был человеком спокойным, не любил крайностей, к тому же он очень любил свой народ, — он срочно вернулся в Мекку. Он испугался, что между курайшитами может произойти столкновение из-за Абу Узайхара. Он пришел к своему сыну, который находился в аль-Хадиде среди своих людей из Бану Абд Манаф и так называемых «Благоухающих», взял копье из его рук, потом ударил им по его голове так сильно, что свалил его. Потом сказал ему: «Чтоб ты пропал! Ты хочешь, чтобы курайшиты подрались между собой из-за человека из рода Даус. Мы отдадим им выкуп, если примут». И погасил он это дело. Тогда Хассан ибн Сабит стал подстрекать к мщению за кровь Абу Узайхара, упрекать Абу Суфьяна в кротости и трусости. Когда слова Хассана дошли до Абу Суфьяна, он сказал: «Хассан хочет, чтобы мы передрались друг с другом из-за человека из рода Даус. Ей-богу, это плохое суждение».

Когда жители ат-Таифа приняли ислам, Посланник Аллаха поговорил с Халидом ибн аль-Валидом относительно долга, который задолжало племя Сакиф аль-Валиду в результате ростовщичества и который завещал ему отец.

Мне рассказали некоторые улемы, что следующие аяты были ниспосланы по поводу требования Халидом остатка долга от ростовщичества, и в них запрещается взимать такой долг: «О те, которые уверовали! Бойтесь Аллаха и оставьте задолженность от ростовщичества, если вы — верующие» (2:278). И до конца рассказа об этом. И не было мести за Абу Узайхара, которую мы знали бы, пока ислам сдерживал людей.

Людьми, притеснявшими Посланника Аллаха из числа его родственников, были: Абу Лахаб, аль-Хакам ибн аль-Ас ибн Умаййа, Укба ибн Абу Муит, Адий ибн Хамра ас-Сакафи, Ибн аль-Асда аль-Хузали. Они были его соседями. Никто из них не принял ислам, кроме аль-Хакама ибн Абу аль-Аса. Как мне говорили, один из них бросал на него кишки барана, когда он молился. Другой бросал кишки в его котел, когда в нем готовили для него пищу. Посланник Аллаха скрывался за камнем от них, когда молился. Как рассказал мне Омар ибн Абдаллах ибн Урва ибн аз-Зубайр со слов Урвы ибн аз-Зубайра, когда кидали все это на Пророка, он вытаскивал это на палке, вставал в дверях своего дома и говорил: «О Бану Абд Манаф! Какое же это соседство?» Потом бросал кишки на дорогу.

Потом Хадиджа бинт Хувайлид и Абу Талиб умерли в один год. С кончиной Хадиджи на Пророка обрушились несчастья, ибо она была его верной помощницей в исламе: изливал ей свою душу; несчастья обрушились также и с кончиной его дяди Абу Талиба, ибо он был для него опорой и защитой в делах, защищал и поддерживал его перед народом. Это произошло за три года до переселения в Медину. Когда умер Абу Талиб, курайшиты стали притеснять Пророка так, как они и не мечтали об этом при жизни Абу Талиба. Дошло до того, что один из злостных курайшитов преградил ему дорогу и посыпал его голову землей.

Рассказал мне Хишам ибн Урва со слов своего отца Урвы ибн аз-Зубайра, который сказал: «Когда этот наглец посыпал голову Пророка землей, Пророк вошел к себе в дом, а на голове его была земля. Одна из его дочерей встала и стала мыть его голову от земли, плача. Посланник Аллаха говорит ей: «Не плачь, дочь моя! воистину Аллах защитит отца твоего!» Между тем он говорит: «Курайшиты не оскорбляли меня так, пока был жив Абу Талиб».

Когда Абу Талиб заболел, и весть о его болезни дошла до курайшитов, они сказали друг другу: «Хамза и Омар приняли ислам. Дело Мухаммада распространилось среди всех племен курайшитов. Пойдем к Абу Талибу, пусть рассудит нас с сыном своего брата. Ей-богу, мы не уверены, что нас не лишат нашего высокого положения».

Рассказал мне аль-Аббас ибн Абдаллах ибн Маабад со слов одного из своих родственников, передавшего рассказ Ибн Аббаса, который сказал: «Они пошли к Абу Талибу и поговорили с ним. Это были уважаемые люди в своем народе: Утба ибн Рабиа, Шайба ибн Рабиа, Абу Джахль ибн Хишам, Умаййа ибн Халаф, Абу Суфьян ибн Харб среди других уважаемых людей. Они сказали: «О Абу Талиб! Ты среди нас занимаешь такое положение, какое ты сам знаешь. К тебе пришло то, что ты видишь. Мы испугались за тебя. Ты знаешь, что было между нами и сыном твоего брата. Так призови его и рассуди между нами. Пусть он оставит нас в покое, и тогда мы оставим его в покое. Пусть не трогает нас и нашу религию, и мы не будем трогать его и его религию». Абу Талиб послал за ним, и он пришел. Абу Талиб сказал: «О сын моего брата! Это уважаемые люди твоего народа. Они собрались, чтобы договориться с тобой». Посланник Аллаха сказал: «О дядя! Пусть они скажут лишь одно слово, тогда они покорят всех арабов, а затем покорятся вам другие народы». Абу Джахль сказал: «Хорошо. Клянусь отцом твоим, хоть десять слов». Пророк сказал: «Пусть говорят: «Нет божества, кроме Аллаха» и оставят то, чему поклоняются, кроме него». Они похлопали руками, потом сказали: «Ты хочешь, о Мухаммад, заменить Богом многих божеств? Твое дело странное». Потом они друг другу сказали: «Ей-богу, этот человек не даст вам ничего из того, что вы хотите. Уходите и продолжайте придерживаться религии своих отцов, пока Аллах не рассудит между ним и вами». Потом они разошлись. Абу Талиб Посланнику Аллаха сказал: «Ей-богу, сын моего брата! Я не считаю, что ты требовал от них чрезмерное». Когда Абу Талиб сказал это, Пророк пожелал обратить его в мусульманство и стал ему говорить: «О дядя! Так ты скажи это, и я в Судный день буду просить за тебя прощение». Когда Абу Талиб увидел, что хочет Посланник Аллаха, сказал: «О сын моего брата, ей-богу, если бы я не боялся, что после меня тебя и твой род будут оскорблять и что курайшиты подумают про меня, что я произнес эти слова, испугавшись смерти, то я бы их произнес. Я их произнесу лишь шепотом, чтобы обрадовать тебя».

Когда смерть приблизилась к Абу Талибу, аль-Аббас увидел, как он шевелит губами. Аль-Аббас рассказывал, что он прильнул к нему своим ухом. Он сказал: «О сын моего брата! Клянусь Аллахом, мой брат сказал те слова, которые ты велел ему сказать». Посланник Аллаха сказал: «Я не слышал».

Аллах ниспослал относительно группы людей, которые выступали против него, следующие аяты, в которых приводятся их слова и ответы на них: «Сад (буква). Клянусь поучительным Кораном, поистине, неверные кичатся и упорствуют» и до слов Всевышнего: «На место этих богов он хочет установить одного какого-то Бога? Право, это удивительное дело!» Старейшины их, уходя, говорили: «Идите и твердо держитесь богов ваших! Это такое дело, в котором замышляется такое, чего мы не слышали в последней религии». Они имели в виду христиан. А против их слов: «Аллах есть третий из троих» приводятся слова: «Это только лишь вымысел» (38:1—7).

 




                      Previous article                       Next article




Bookmark and Share


أضف تعليق

You need the following programs: الحجم : 2.26 ميجا الحجم : 19.8 ميجا