عربي English עברית Deutsch Italiano 中文 Español Français Русский Indonesia Português Nederlands हिन्दी 日本の
Knowing Allah
  
  

   

 

Переселение Пророка

 

Абу Бакр был человеком богатым. Когда он испрашивал у Пророка разрешения на переселение, Пророк ему говорил: «Не спеши, может, Аллах даст тебе спутника». Он хотел, чтобы это был Пророк. Когда Пророк так говорил, имел в виду себя. Абу Бакр купил две верховые верблюдицы, держал их в своем доме, кормил их, готовясь к этому.

Рассказал мне верный человек со слов Урвы ибн аз-Зубайра, со слов Аиши, матери верующих, что она говорила: «Посланник Аллаха всегда приходил в дом Абу Б акра или рано утром или поздно вечером. В тот день, когда Аллах разрешил Пророку переселиться и уехать из Мекки от своего народа, он пришел к нам в полдень в такой час, в который он никогда не приходил. Когда его увидел Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, сказал: «В такой час Посланник Аллаха мог прийти только тогда, если что-то случилось». Когда вошел, Абу Бакр встал ему навстречу, уступил место в кровати, на которой сидел сам. Пророк уселся. При Абу Бакре были только я и моя сестра Асма бинт Абу Бакр. Пророк сказал: «Пусть выйдут кто при тебе!» Абу Бакр сказал: «О Посланник Аллаха! Это ведь мои дочери. Что случилось?» Сказал: «Аллах разрешил мне уйти и переселиться». Абу Бакр сказал: «Вместе, о Посланник Аллаха». Пророк ответил: «Вместе».

Аиша говорила: «Клянусь Аллахом, я никогда раньше не видела мужчину, плачущего от радости так, как плакал Абу Бакр тогда. Потом он сказал: «О Пророк Аллаха! Этих двух верблюдиц я подготовил заранее для этого». Они наняли Абдаллаха ибн Арката, человека из рода Бану ад-Дайл ибн Бакр. Его мать была женщиной из Бану Сахм ибн Амр. Он был язычником. Наняли его, чтобы указывал им дорогу. Отправили своих верблюдиц к нему, чтобы они находились у него. Он держал их до наступления срока.

Как мне рассказывали, об уходе Пророка никто не знал, кроме Алия ибн Абу Талиба, Абу Бакра ас-Сиддик и семьи Абу Бакра. Как мне рассказали, Пророк сообщил Алию о своем уходе, велел ему остаться в Мекке после него, чтобы он раздал людям вещи, которые они хранили у Пророка. Если кто-нибудь в Мекке боялся за какую-нибудь свою вещь, то непременно отдавал Пророку на хранение, поскольку он был известен своей честностью и надежностью.

Когда Пророк решил уехать, он пришел к Абу Бакру ибн Абу Кухафе, и они вдвоем вышли через заднюю дверь дома Абу Бакра, потом направились в пещеру в Саур Джабале, в низовье Мекки. Абу Бакр велел своему сыну Абдаллаху ибн Абу Бакру послушать, что будут говорить люди про них днем, а когда наступит вечер, прийти к ним и рассказать обо всем, что произошло в этот день. Он велел Амиру ибн Фахиру, своему вольноотпущеннику, пасти его овец днем, потом привести их к ним в пещеру, когда наступит вечер. Асма, дочь Абу Бакра, приносила им необходимую пищу, когда наступал вечер».

Ибн Хишам сказал: «Рассказали мне некоторые знатоки преданий, что аль-Хасан ибн Абу аль-Хасан аль-Басри сказал: «Пророк и Абу Бакр пришли в пещеру ночью. Абу Бакр вошел и проверил, нет ли в пещере зверя или змеи, рискуя собой ради Пророка».

Ибн Исхак сказал: «Пророк пробыл в пещере три дня. Вместе с ним был Абу Бакр. Курайшиты, когда потеряли Пророка, обещали дать сто верблюдиц тому, кто вернет его им. Абдаллах ибн Абу Бакр днем бывал вместе с курайшитами, слушал, что они замышляют против Пророка, что говорят по поводу Пророка и Абу Бакра. Потом, когда наступал вечер, он приходил к ним и сообщал обо всем. Амир ибн Фахира, вольноотпущенник Абу Бакра, пас овец на пастбище жителей Мекки. С наступлением вечера он пускал к ним овец Абу Бакра, и они доили их и резали. Когда Абдаллах ибн Абу Бакр возвращался от них в Мекку, за ним следовал Амир ибн Фахира с овцами, чтобы замести следы. Когда прошли три дня и люди успокоились по поводу их исчезновения, к ним пришел их приятель, которого они наняли, с их верблюдицами и со своим верблюдом. Асима, дочь Абу Бакра, да будет доволен ими Аллах, принесла им узелок с провизией на дорогу, но забыла сделать завязку с петлей у узелка. Когда они сели на верблюдов, она стала привязывать узелок с провизией, и тут оказалось, что завязки нет. Тогда она сняла с себя пояс и сделала из него завязку, потом привязала узелок. Асму, дочь Абу Бакра, называли поэтому «зат ан-Нитак», т. е. «с поясом».

Ибн Хишам сказал: «Я слышал, как несколько знатоков говорили: «Зат ан-Нитакайни», т. е. «с двумя поясами», объясняется тем, что она, когда хотела привязать узелок с провизией, разорвала свой пояс на две части: одной привязала бурдюк, другой подпоясалась».

Ибн Исхак сказал: «Когда Абу Бакр повел к Посланнику Аллаха двух верблюдиц, предложил ему лучшую из них. Потом сказал: «Садись верхом!» Пророк сказал: «Я не сяду на чужую верблюдицу». Тогда Абу Бакр сказал: «Она для тебя, о Посланник Аллаха!» Сказал: «Нет. Какую цену ты заплатил за нее?» Ответил: «Так-то и так-то». Пророк сказал: «Я возьму ее за эту же цену». Абу Бакр сказал: «Она — твоя, о Посланник Аллаха». И тогда они сели верхом и отправились. Абу Бакр ас-Сиддик посадил позади себя Амира ибн Фахиру, своего вольноотпущенника, чтобы он прислуживал им в пути.

Мне рассказали со слов Асмы, дочери Абу Бакра, что она рассказывала: «Когда Пророк и Абу Бакр уехали, к нам пришла группа курайшитов. Среди них был Абу Джахль ибн Хишам. Они встали в дверях Абу Бакра. Я вышла к ним. Они сказали: «Где твой отец, о дочь Абу Бакра?» Я ответила: «Не знаю, ей-богу, где мой отец». Далее она рассказала: «Тогда Абу Джахль, да проклянет его Аллах, поднял руку — он был груб, отвратителен, ударил меня по щеке и сорвал серьгу. Потом они ушли. Мы провели три ночи, не зная, куда направился Посланник Аллаха, пока не пришел мужчина из джиннов из низовья Мекки, распевая стихи из песенной поэзии арабов. Люди следовали за ним, слышали его голос, но не видели его. Он ушел через верховье Мекки, произнося стихи:

 

«Аллах — Господь людей — вознаградил лучшим образом

 Двух друзей, которые останавливались в палатке Умм Мабада.

 Они остановились в пустыне, потом пошли дальше.

И счастлив тот, кто стал спутником Мухаммада!»

 

Ибн Исхак передал: «Дочь Абу Бакра рассказывала: «Когда мы услышали его слова, узнали, что Посланник Аллаха направился в Медину. Их было четверо: Пророк, Абу Бакр ас-Сиддик, да будет доволен им Аллах; Амир ибн Фахира, вольноотпущенник Абу Бакра; Абдаллах ибн Аркат, их проводник».

Ибн Исхак сказал: «Рассказал мне Яхья ибн Убад ибн Абдаллах ибн аз-Зубайр, что ему рассказал его отец со слов своей бабушки Асмы — дочери Абу Бакра. Она рассказывала: «Когда ушел Пророк, вместе с ним ушел и Абу Бакр, взяв с собой все свои деньги: пять тысяч дирхамов или шесть тысяч. К нам вошел мой дед Абу Кухафа, который был слепым. Он сказал: «Я думаю, что он сильно огорчил вас, унося с собой свои деньги». Я сказала: «Нет, о батюшка! Он оставил нам много денег». Я собрала камни, сложила их в то место в доме, где отец хранил свое богатство. Потом накрыла их одеждой. Взяла его за руку и сказала: «О батюшка! Клади руку на эти деньги». Он коснулся их своей рукой и сказал: «Немало. Если он оставил вам это, то поступил хорошо. Этого вам достаточно». Однако он, ей-богу, нам ничего не оставил. Я просто хотела успокоить старика».

Мне рассказал аз-Зухри, что Абд ар-Рахман ибн Малик рассказал ему со слов отца своего, передавшего ему рассказ своего дяди Сураки ибн Малика ибн Джушума. Последний говорил: «Когда Пророк уехал из Мекки, чтобы переселиться в Медину, курайшиты назначили за него сто верблюдиц тому, кто вернет его им. И вот я сижу в месте собраний моего рода. Тут подходит к нам один из нашего рода и говорит: «Ей-богу, я видел трех верховых, которые проехали мимо меня только что. Я думаю, что это были Мухаммад и его приятели». Я подмигнул ему глазом, чтобы замолк, потом сказал: «Это люди из такого-то рода, они ищут своих заблудившихся верблюдов». Он сказал: «Может быть». Потом умолк. Я еще немножко посидел, потом встал и вошел в свой дом. Велел привести мне коня, который был спутан в середине долины; велел принести оружие, которое было вынесено из задней части комнаты. Потом я взял стрелы, на которых обычно гадаю, надел на себя кольчугу и оружие, вынул стрелы и стал гадать. Вышла стрела, которая указывала на то, чтобы не повредить ему, а ее я не хотел. Но я решил поступить вопреки этому: вернуть его курайшитам и взять сто верблюдиц. Я поехал по его следу. Когда мой конь стал скакать, он споткнулся, и я упал с него. Я сказал: «Что это?» Потом вынул гадательные стрелы и погадал. Вышла стрела, которая указывала на то, чтобы не повредить ему. Я отказался подчиниться и решил непременно преследовать его. Поехал по его следу. Когда мой конь стал скакать, он споткнулся, и я упал с него. Я сказал: «Что это?» Потом вынул свои стрелы и погадал по ним. Вышла стрела, указавшая на то, чтобы не повредить ему. Я отказался подчиниться и решил непременно преследовать его. Поехал по его следу. Когда мне показались люди и я их увидел, мой конь споткнулся и его передние ноги ушли в землю. Я упал с него. Потом конь вытащил свои передние ноги из земли, а за ними следовал дым, подобно смерчу. Когда я это увидел, понял, что он от меня защищен и что он победил. Тогда я обратился к ним и сказал: «Я — Сурака ибн Джушум. Подождите меня, я хочу поговорить с вами. Ей-богу, я не причиню вам никакой неприятности». Пророк сказал Абу Бакру: «Спроси его, что он хочет от нас!» Абу Бакр задал мне такой вопрос. Я ответил: «Напиши мне письмо, чтобы оно было знамением между тобой и мной». Пророк сказал: «Напиши ему, о Абу Бакр». Он написал мне письмо на кости, или на куске материи, или на осколке глиняной посуды, потом кинул его мне. Я схватил его и положил в свой колчан. Потом я вернулся и молчал, не говорил ничего о том, что произошло. Когда Пророк завоевал Мекку, покончил с Хунайн и ат-Таифом, я вышел, взяв с собой то письмо, чтобы встретиться с Пророком. Я встретил его в аль-Джиране. Пришел в конный отряд ансаров. Они начали колоть меня копьями и приговаривать: «Вот тебе! Вот тебе! Что ты хочешь?» Я приблизился к Посланнику Аллаха, который сидел на верблюдице. Я смотрел на его ногу в стремени, и она показалась мне такой беленькой и чистенькой, как мякоть пальмы. Я поднял руку с письмом и сказал: «О Посланник Аллаха! Это твое письмо мне. Я — Сурака ибн Джушум». Пророк сказал: «День верности и доброты. Подойди!» Я подошел к нему и принял ислам. Потом вспомнил я, что хотел Пророка о чем-то спросить, но никак не смог вспомнить. Я сказал: «О Посланник Аллаха! Заблудившиеся верблюды приходят к моим водоемам, которые я наполнил для моих верблюдов. Полагается ли мне награда за то, что я их пою?» Он ответил: «Да, каждому, кто напоил жаждущее животное, полагается награда». Потом вернулся к своему роду и выделил для Пророка садаку.

Ко&#




                      Previous article                       Next article




Bookmark and Share


أضف تعليق

You need the following programs: الحجم : 2.26 ميجا الحجم : 19.8 ميجا