عربي English עברית Deutsch Italiano 中文 Español Français Русский Indonesia Português Nederlands हिन्दी 日本の
Knowing Allah
  
  

   

 

Строительство мечети в Медине

 

Пророка застало время пятничной молитвы в Бану Салим ибн Ауф. Он отслужил ее в мечети, находящейся в середине долины под названием Рануна. Это была первая пятничная молитва, которую он совершил в Медине. К нему пришли Утбан ибн Малик и Аббас ибн Убада ибн Надла вместе с людьми из рода Бану Салим ибн Ауф и сказали: «О Посланник Аллаха! Поселись у нас, среди нас, при нашем оружии и под защитой нашей!» Пророк сказал: «Освободите ей дорогу! Ей уже приказано». Имел в виду свою верблюдицу. Они освободили ей дорогу, и она пошла дальше. Когда подошла к кварталу Бану Баяда, его встретили Зияд ибн Лабид и Фарва ибн Амр вместе с людьми из рода Бану Баяда. Они сказали: «О Посланник Аллаха! Идем к нам, будешь среди нас, при нашем оружии и под нашей защитой». Пророк сказал: «Освободите ей дорогу! Ей уже приказано». Они освободили ей дорогу. Она пошла дальше. Когда проходила мимо квартала Бану Сайды, Пророку преградили путь Саад ибн Убара и аль-Мунзир ибн Амр вместе с людьми из рода Бану Сайды. Они сказали: «О Посланник Аллаха! Идем к нам, будешь среди нас, при нашем оружии и под нашей защитой». Пророк сказал: «Освободите ей дорогу! Ей уже приказано». Они освободили ей дорогу. Верблюдица пошла дальше. Когда сравнялась с кварталом рода Бану аль-Харис ибн аль-Хазрадж, навстречу Пророку вышли Саад ибн ар-Рабиа, Хариджа ибн Зайд и Аб-даллах ибн Раваха вместе с людьми из рода Бану аль-Харис ибн аль-Хазрадж. Они сказали: «О Посланник Аллаха! Пойдем к нам, будешь среди нас, при нашем оружии и под нашей защитой». Пророк сказал: «Освободите ей дорогу! Ей уже приказано». Они освободили ей дорогу. Верблюдица пошла дальше. Когда проходила мимо квартала рода Бану Адий ибн ан-Наджар — они приходились Пророку дядями по материнской линии: мать Абд аль-Мутталиба, Сальма — дочь Амра из их рода — ей преградили дорогу Салим ибн Кайс, Абу Самит Асира ибн Абу Хариджа с людьми из рода Бану Адии ибн ан-Наджар. Они сказали: «О Посланник Аллаха! Идем к твоим дядям! Будешь при нас, при нашем оружии и под нашей защитой». Пророк сказал: «Освободите ей дорогу! Ей уже приказано». Они освободили ей дорогу. Верблюдица пошла дальше. Когда подошла к кварталу рода Бану Малик ибн аль-Наджар, опустилась на колени перед дверью мечети, которая тогда была сушилкой фиников двух юношей-сирот из рода Бану ан-Наджар, потом из рода Бану Малик ибн ан-Наджар. Эти юноши находились под опекой Муаза ибн Афры. Когда она встала на колени, Пророк не сошел с нее. Тогда верблюдица вскочила и зашагала еще немножко. А Пророк отпустил ее поводья и не поворачивал ее. Потом повернулась назад и вернулась на то место, где становилась на колени первый раз, и снова опустилась на колени там же. Потом она стала качаться на месте, вытянула шею и положила ее на землю. Тогда с нее сошел Пророк. Абу Аюб Халид ибн Зайд понес его седло и положил в своем доме. Пророк остановился у него. Он спросил о сушилке, кому она принадлежит. Муаз ибн Афра сказал ему: «Она, о Посланник Аллаха, принадлежит Сахлу и Сухайлу, сыновьям Амра. Эти сироты живут под моей опекой. Я им заплачу за нее. Так что ты сделай из нее мечеть». Пророк приказал построить там мечеть. Посланник Аллаха жил у Абу Аюба, пока не была построена мечеть и жилище для него. На строительстве работал Пророк сам, чтобы побудить тем самым мусульман к участию в строительстве мечети. Там работали мухаджиры и ансары, работали усердно. Один из мусульман сказал:

 

«Если мы сидим, а Пророк работает,

 То это будет неразумно для нас!»

 

Мусульмане во время строительства сочиняли стихи в размере раджаз и декламировали:

 

«Нет жизни, кроме жизни загробной!

О Боже! Смилуйся над ансарами и мухаджирами!»

 

(Ибн Хишам сказал: «Это простая речь, а не раджаз».)

Ибн Исхак сказал: «После них Посланник Аллаха произносит: «Нет жизни, кроме жизни загробной! О Боже! Смилуйся над мухаджирами и ансарами!».

Вошел Аммар ибн Иасир, тяжело нагруженный кирпичами, и сказал: «О Посланник Аллаха! Убивают меня, нагружая на меня то, что не носят сами». Умм Сальма, супруга Пророка, сказала: «Я видела, как Пророк, стряхивая рукой обильную пыль с головы, а он был с вьющимися волосами, говорил: «О горе, сын Сумаййи! Не эти твои убийцы — тебя убьют люди из группы несправедливых». Али ибн Абу Талиб, да возвеличит его Аллах, тогда сложил стихи в размере раджаз:

 

«Не сравниться тому, кто строит мечети, усердно пригибаясь,

 С тем, кто уходит от пыли, отклоняясь».

 

(Ибн Хишам сказал: «Я расспрашивал многих знатоков поэзии об этом стихотворении — раджазе. Они сказали: «До нас дошло, что Али ибн Абу Талиб декламировал это стихотворение. Но неизвестно, он сам сочинил его или кто-то другой».)

Аммар ибн Йасир взял и стал часто декламировать эти последние стихи.

Ибн Хишам сказал: «Когда он стал декламировать слишком часто, один из сподвижников Пророка подумал, что намекает на него. Нам рассказал Зияд ибн Абдаллах аль-Баккаи со слов Ибн Исхака, что Ибн Исхак назвал его известным человеком.

Ибн Исхак сказал: «Этот человек сказал: «С того дня я слышу, что ты говоришь, о сын Сумаййи! Клянусь Аллахом, я ударю этой палкой по твоему носу!» И в руке он держал палку. Тогда Пророк разозлился и сказал: «Почему они не оставят в покое Аммара? Он зовет их в рай, а они зовут его в ад. Аммар дорог мне, как кожица между моим глазом и носом. Если мои слова достигнут этого человека, а он не перестанет, тогда сторонитесь его!»

Ибн Исхак сказал: «Пророк прожил в доме Абу Аюба до тех пор, пока не были построены для него мечеть и жилище. Потом он переселился в свое жилище из дома Абу Аюба.

Рассказал мне Язид ибн Абу Хабиб со слов Марсада ибн Абдаллаха аль-Йазани, сославшись на Абу Рахима ас-Самаи, который говорил: «Мне рассказывал Абу Аюб. Он говорил: «Когда Пророк остановился в моем доме, он поселился в нижней части дома.а я и Умм Аюб — в верхней части. Я ему сказал: «О Пророк Аллаха! Ты мне дороже отца и матери! Я не хочу быть над тобой, а ты — подо мной. Поднимись ты и будь наверху, а мы спустимся и будем внизу». Пророк сказал: «О Абу Аюб! Для меня и для тех, кто будет приходить, удобнее, чтобы мы были в нижней части дома». И Пророк находился в нижней части, а мы — над ним в доме. У нас разбился кувшин с водой. Я и Умм Аюб стали вытирать воду бархатной материей — другой материи у нас не оказалось, боясь, что вода может капать на Пророка и беспокоить его». Абу Аюб далее рассказывает: «Мы готовили для него ужин, потом посылали его ему. Когда возвращал нам остатки ужина, мы с Умм Аюбом определяли места, куда коснулась рука Пророка, и съедали их, стремясь достичь этим благословения. Однажды вечером мы послали ему ужин, приправив его луком или чесноком. Пророк вернул ужин, и я не видел на ужине следов его руки. Я пошел к нему, испуганный, спросил: «О Посланник Аллаха! Ты мне дорог, как отец и мать! Ты вернул свой ужин, а я не обнаружил на нем следов твоей руки. Раньше, когда ты возвращал нам его, я и Умм Аюб искали там следов твоей руки, стремясь этим достичь благословения». Пророк сказал: «Я обнаружил в нем запах этого неприятного растения. Я ведь часто разговариваю с людьми, а вы ешьте». И мы съели этот ужин. После этого мы уже не клали ему в пищу это растение».




                      Previous article                       Next article




Bookmark and Share


أضف تعليق

You need the following programs: الحجم : 2.26 ميجا الحجم : 19.8 ميجا