عربي English עברית Deutsch Italiano 中文 Español Français Русский Indonesia Português Nederlands हिन्दी 日本の
Knowing Allah
  
  

   

Потом Посланник Аллаха уехал из Зафирана, проехал по горным склонам, которые называются аль-Асфир, спустился оттуда в селение ад-Дабба, оставил аль-Ханнан справа — это огромный песчаный холм, как гора, — и остановился недалеко от долины Бадр. Пророк и один из его сподвижников (Ибн Хишам передает, что это был Абу Бакр ас-Сиддик) уехали. Остановились у старика-бедуина, спросили о курайшитах, о Мухаммаде и его товарищах, что он знает о них. Старик сказал: «Я вам не скажу, пока не сообщите мне, из каких вы». Пророк ответил: «Когда ты расскажешь нам, тогда мы сообщим тебе». Старик спросил: «Значит, наоборот?» Пророк ответил: «Да». Шейх стал рассказывать: «Дошло до меня, что Мухаммад и его товарищи вышли в такой-то день. Если сказал правду тот человек, который сообщил мне об этом, то они находятся сегодня на таком-то месте» и назвал то место, где находился Пророк. «Дошло до меня, что курайшиты выступили в такой-то день. Если сказал правду сообщивший об этом человек, то они должны находиться сегодня на таком-то месте» и указал место нахождения курайшитов. Когда закончил свое сообщение, спросил: «Так, из каких же вы будете оба?» Пророк ответил: «Мы из оазиса» и потом уехал. Старик говорил: «Из какого оазиса? Может, из Ирака?»

 

 

 

Потом Посланник Аллаха вернулся к своим сподвижникам. Когда наступил вечер, послал Алия ибн Абу Талиба, аз-Зубайра ибн аль-Аввама, Саада ибн Абу Ваккаса с группой сподвижников к воде Бадра, в поисках данных о курайшитах. Они обнаружили водопой курайшитов. Там они встретили Аслама, слугу Бану аль-Хаджаж и Арида Абу Йасара, слугу Бану аль-Ас ибн Сайд и привезли их с собой. Допросили их. А Пророк в это время молился. Они сказали: «Мы — водоносы курайшитов. Послали нас, чтобы мы привезли им воду». Люди не поверили им, думали, что они от Абу Суфьяна. Стали бить их, и, когда уже совсем замучили, оба сказали: «Мы — от каравана Абу Суфьяна». Тогда перестали их бить. Пророк совершил коленопреклонение, совершил два поклона, произнес слова приветствия и сказал: «Когда они сказали правду, вы стали их избивать, а когда сказали неправду, перестали. Они правду сказали, ей-богу, они — от курайшитов. Сообщите мне оба о курайшитах!» Слуги стали рассказывать: «Они, ей-богу, за этим холмом аль-Аканкаль, на дальней возвышенности». Пророк их спросил: «Сколько людей?» Ответили: «Много». Спросил: «Какова их численность?» Ответили: «Не знаем». Спросил: «Сколько верблюдов закалывают каждый день?» Ответили: «День — девять, другой — десять». Тогда Пророк проговорил: «От девятисот до тысячи человек». Потом обратился к слугам: «Кто среди них из знатных курайшитов?» Стали перечислять: Утба ибн Рабиа, Шайба ибн Рабиа, Абу аль-Бухтури ибн Хишам, Хаким ибн Хизам, Науфаль ибн Хувалид, аль-Харис ибн Амир ибн Науфаль, Туайма ибн Адий ибн Науфаль, ан-Надр ибн аль-Харис, Замаа ибн аль-Асвад, Абу Джахль ибн Хишам, Умаййа ибн Халаф, Нубайх и Мунаббах — сыновья аль-Хаджажа, Сухайль ибн Амр и Амр ибн Абд Вадд.

Пророк обратился к людям и произнес: «Это значит, что Мекка бросила против вас самых знатных людей!»

А Басбас ибн Амр и Адий ибн Абу аз-Загба доехали до Бадра и остановили своих верблюдов у холма, расположенного недалеко от воды. Взяли бурдюк и стали черпать воду. А Маджди ибн Амр аль-Джухани был у воды. Адий и Басбас услышали разговор двух девушек из оседлых арабов, которые спорили у воды. Одна из них схватила другую, требуя вернуть долг. Должница сказала своей подруге: «Караван придет завтра или послезавтра. Я поработаю у них, потом верну тебе долг». Маджди сказал: «Ты сказала правду». Потом их разнял. Этот разговор услышали Адий и Басбас, сели на своих верблюдов, потом уехали. Приехав к Пророку, они передали ему то, что услышали.

Абу Суфьян (ибн Харб) вел караван осторожно. Когда дошел до воды, спросил аль-Мадждия ибн Амра: «Кого-нибудь заметил?» Ответил: «Ничего подозрительного не заметил. Видел только двух верховых, которые останавливались у этого холма. Потом они набрали воду в бурдюк и уехали». Абу Суфьян пошел к тому месту, где стояли их верблюды, взял кусочек верблюжьего помета, размял его и обнаружил там семена. Воскликнул: «Ей-богу, это — корм Йасриба!» Поспешно вернулся к своим спутникам, свернул караван с дороги и поехал по побережью. Бадр он оставил слева и быстро поехал дальше.

Курайшиты были уже близко. Когда Абу Суфьян понял, что благополучно довел караван, послал гонца к курайшитам со словами: «Вы выступили, чтобы защитить свой караван, своих людей и свое имущество. Аллах спас его. Так вы возвращайтесь назад!» Абу Джахль ибн Хишам возразил: «Ей-богу, не вернемся, пока не дойдем до Бадра (в Бадре каждый год кочевые арабы устраивали ярмарку и торжища) и пробудем там три дня, заколем животных, поедим, попьем вина, послушаем музыку, нас послушают арабы-кочевники, услышат о нашем походе, нашем сборе, и они всегда будут бояться нас после этого».

Аль-Ахнас ибн Шарик ибн Амр ибн Вахб ас-Сакафи — он был союзником Бану Зухра, когда они были в аль-Джахфе, — сказал: «О Бану Зухра! Аллах сохранил вам ваше имущество, спас вашего родича Махраму ибн Науфаля. Вы выступили, чтобы защитить его самого и имущество его. Пусть я буду трусом, но вы возвращайтесь! Не нужно вам выступать за тем, чего не потеряли. Не надо делать то, что говорит этот (имея в виду Абу Джахля)!» И они вернулись, никто из рода Бану Зухра не был там. Они подчинились ему, он был среди них тем человеком, которого слушались.

Среди курайшитов не было ни одного рода, из которого бы не пошли в поход люди, кроме Бану Адий ибн Кааб: из них никто не поехал.

Между Талибом ибн Абу Талибом, который был среди них, и некоторыми курайшитами состоялся разговор. Курайшиты сказали: «Ей-богу, мы знаем, о Бану Хашим, хотя вы и выступили вместе с нами, но ваши симпатии на стороне Мухаммада». Тогда Талиб вернулся в Мекку вместе с некоторыми людьми. Курайшиты двинулись дальше и остановились на Дальней возвышенности в долине за песчаным холмом аль-Аканкаль в чаше долины под названием Йальйаль, между аль-Бадр и аль-Аканкаль, за которым были курайшиты, а колодцы в Бадре находятся на возвышенности в чаше Йальйаля в сторону Медины.

Аллах послал дождь. Земля в долине стала вязкой. Посланник Аллаха и его спутники страдали от того, что земля прилипала к ногам, но это не удержало их от движения. Курайшитов тоже настиг дождь, и из-за воды они не смогли двигаться дальше. Посланник Аллаха вышел к воде, опередив курайшитов. Когда доехал до самой ближайшей воды в Бадре, остановился.

Как мне передали, люди из рода Бану Сальма рассказывали, что аль-Хубаб ибн аль-Мунзир тогда сказал: «О Посланник Аллаха! Ты считаешь, что это то место стоянки, которое подсказал тебе Аллах, и нельзя нам передвинуться от этого места ни вперед, ни назад или же это связано с военной хитростью?» Пророк ответил: «Это связано с военной хитростью». Тогда аль-Хубаб сказал: «О Посланник Аллаха! Это — не место для стоянки. Подними людей, и мы пойдем к самому близкому месту от воды и там остановимся. Потом мы засыплем все колодцы, которые мы будем оставлять позади нас, построим водоем, наполним его водой и начнем воевать. У нас будет вода, а у них не будет ее». Пророк произнес: «Ты навел на хорошую мысль». Пророк поднялся, и вместе с ним поднялись люди. Двинулся дальше и подошел к самой близкой воде и там остановился. Потом велел засыпать колодцы, и они были засыпаны. Построил водоем из колодца, возле которого остановился. Когда он был заполнен водой, стали черпать из нее воду в сосуды.

Мне передал Абдаллах ибн Абу Бакр. Ему рассказали, что Саад ибн Муаз сказал: «О Пророк Аллаха! Может, построить нам для тебя палатку, где ты будешь находиться, и приготовим для тебя верховых животных, а потом уже нападем на врага нашего? Если Аллах даст нам силу и поможет нам одолеть врага, то это будет то, что мы хотели. А если будет другое, то ты сядешь на верховых животных и присоединишься к тем нашим людям, которые остались за нами. Люди от тебя отстали, о Пророк Аллаха, и они также любят тебя, как и мы. Если бы они знали, что ты вступишь в войну, то они не отстали бы от тебя. Аллах защитит тебя ими: они будут советоваться с тобой, бороться вместе с тобой». Пророк похвалил его и пожелал ему добра. Потом была поставлена палатка для Пророка, и он в ней находился.

Утром курайшиты снялись и двинулись дальше. Когда Посланник Аллаха увидел их, спускавшихся с песчаного холма аль-Аканкаль, воскликнул: «О Аллах! Вот курайшиты идут со своей кичливостью и горделивостью, бросая тебе вызов, обвиняя во лжи твоего Посланника! О Аллах! Пошли на них гибель этим вече-ром!» Пророк произнес эти слова и, увидев среди людей Утбу ибн Рабиа на своем красном верблюде, воскликнул: «Если есть среди этих людей один добрый человек, то это — хозяин красного верблюда! Если они его послушают, то пойдут по правильному пути». Хуфаф ибн Айма аль-Гифари или его отец аль-Гифари, когда курайшиты проходили мимо него, послал к ним своего сына со скотом на убой как подарок им, при этом предложил: «Если захотите, мы вас снабдим оружием и людьми». Они вместе с сыном послали ему ответ: «Ты связан родством и исполнил свой долг. Если бы мы воевали с людьми, то мы бы их одолели. А если будем воевать с Аллахом, как утверждает Мухаммад, то Аллаха никто не сможет одолеть».

Когда люди расположились, группа курайшитов пошла к водоему Пророка. Среди них был Хаким ибн Хизам. Пророк сказал: «Пускай идут!» Каждый, кто пил воду из водоема тогда, был убит, кроме Хакима ибн Хизама. Он не был убит. Вскоре после этого Хаким принял ислам и был добрым мусульманином. Когда начинал сильно клясться, говорил: «Нет, клянусь тем, который спас меня от войны в Бадре...»

 

Мне передали Абу Исхак ибн Йасар и другие знатоки рассказ старых ансаров. Они говорили: «Когда люди успокоились, послали Умайра ибн Вахаба аль-Джумахи установить численность людей Пророка. Он объехал лагерь вокруг на своем коне, вернулся к ним и сообщил, что их триста человек: чуть больше или чуть меньше. Потом попросил их подождать еще немного, пока он не узнает, есть ли еще у них люди в засаде или идет ли к ним подкрепление. Он отправился в долину, ехал далеко, но ничего не увидел. Вернулся к ним и сказал: «Я никого не обнаружил. Но я, о курайшиты, увидел верблюдиц, несущих смерть: верблюдов-водоносов Йасриба, несущих явную смерть; людей, не имеющих ни укреплений, ни укрытий, кроме мечей. Ей-богу, я не думаю, что кто-нибудь из них будет убит, пока не убьет кого-нибудь из вас. Если же из вас погибнут столько же людей, каково их число, от их рук, то это большая беда для нас. Думайте, принимайте решение!»

Когда это услышал Хаким ибн Хизам, пошел к людям, подошел к Утбе ибн Рабиа и сказал: «О Абу аль-Валид! Ты самый верный из курайшитов, глава рода, и к тебе прислушиваются. &#




                      Previous article                       Next article




Bookmark and Share


أضف تعليق

You need the following programs: الحجم : 2.26 ميجا الحجم : 19.8 ميجا