عربي English עברית Deutsch Italiano 中文 Español Français Русский Indonesia Português Nederlands हिन्दी 日本の
Knowing Allah
  
  

   

 

Пророк выравнивает ряды

 

Мне передал Хаббан ибн Васиа со слов стариков своего рода, что Посланник Аллаха выравнивал ряды своих сподвижников в битве при Бадре: он держал в руке стрелу и ею управлял людьми. Когда Пророк проходил мимо Савада ибн Газиййи, союзника Бану Адия, выступавшего вперед шеренги, толкнул ему в живот стрелой и крикнул: «В ряд, о Савад!» Тот воскликнул: «О Посланник Аллаха, ты же мне больно сделал! Ведь Аллах послал тебя с правдой и справедливостью. Так отплати мне!» Пророк открыл его живот, сказав: «Отплачу», обнял его и поцеловал живот. При этом Пророк спросил: «Что тебя толкнуло на это, о Савад?» Тот ответил: «О Посланник Аллаха! Ты видишь, что происходит. Я хотел, чтобы исполнилось самое заветное мое желание: чтобы соприкоснулась твоя кожа с моей на прощание». Посланник Аллаха пожелал ему добра.

Когда Пророк выровнял ряды своих сподвижников, вернулся в свой командный пункт — палатку и вошел в нее. Вместе с Пророком в палатке находился только Абу Бакр ас-Сиддик, больше никого там не было. Пророк стал молить своего Господа послать ему обещанную победу, при этом воскликнул: «О Боже! Если сегодня погибнут эти люди, то тебе не будут поклоняться!» Абу Бакр говорил: «О Пророк Аллаха! После твоего обращения к своему Господу Аллах непременно ниспошлет данное тебе обещание».

Пророк вздремнул немного в своей палатке, проснулся и произнес: «Радуйся, о Абу Бакр! Пришла к тебе помощь от Аллаха! Это Джабраиль ведет коня, взяв за уздечку, покрытую пылью».

Стрела попала на Михджаа, вольноотпущенника Омара ибн аль-Хаттаба, и он был убит. Это был первый убитый человек из мусульман.

Потом Посланник Аллаха вышел к людям и ободрил их. При этом он сказал: «Клянусь тем, в чьих руках душа Мухаммеда! Кто будет воевать с ними сегодня и будет убит, стойко, безропотно наступая, но не отступая, Аллах введет его в рай». Тогда Умайр ибн аль-Хумам из Бану Саламы, который держал в руке финики и ел их, воскликнул: «Ах! Ах! Ведь я не попаду в рай, пока эти меня не убьют!» Потом выбросил финики, взял меч и стал сражаться, пока не был убит.

Мне передал Асим ибн Амр ибн Катада, что Ауф ибн аль-Харис сказал: «О Посланник Аллаха! Что может быть смешного для Господа у того, кто ему поклоняется?» Ответил: «Обагрить свои руки кровью противника, не защищенного кольчугой». Тогда Ауф снял свою кольчугу, бросил ее, взял меч и сражался, пока не был убит.

Потом Пророк взял горсть камешков, пошел к курайшитам и, сказав: «Да станут безобразными их лица!», кинул им камешки. Приказал своим сподвижникам: «Наступайте!» И был полный разгром. Всевышний Аллах послал смерть самым храбрым курайшитам, и были пленены самые знатные из них.

Когда стали захватывать в плен курайшитов, Пророк находился в палатке. А Саад ибн Муаз стоял в дверях палатки, опоясанный мечом, вместе с группой ансаров. Они охраняли Пророка, боясь нападения на него противника. Как мне рассказывали, Пророк увидел на лице Саада ибн Муаза недовольство тем, что делают сподвижники Пророка. Тогда Пророк спросил его: «Клянусь Аллахом, ты, Саад, как будто недоволен тем, что делают наши люди?» Ответил: «Да, недоволен, ей-богу, о Посланник Аллаха. Это первое сражение, которое состоялось по велению Аллаха против язычников. Для меня было бы предпочтительнее как можно больше убивать, чем оставить их в живых».

Мне передал аль-Аббас ибн Абдаллах ибн Маабад со слов одного из своих родственников, со слов ибн Аббаса, что Пророк тогда своим сподвижникам сказал: «Я узнал, что люди из Бану Хашим и некоторые другие выступили против своей воли, не желая воевать против нас. Если кто-нибудь из вас столкнется с кем-нибудь из Бану Хашим, то не должен его убивать; а кто встретит Абу аль-Бахтари ибн Хишама, то не должен его убивать; а кто Встретит аль-Аббаса ибн аль-Мутталиба, дядю Посланника Аллаха, то не должен убивать его, ибо он был вынужден выступить».

Абу Хузайфа воскликнул тогда: «Мы убиваем своих отцов сыновей, братьев и свою родню и оставим в живых аль-Аббаса!! Ей-богу, если я его встречу, то проткну его мечом!» Эти слова дошли до Посланника Аллаха, и он обратился к Омару ибн аль-Хаттабу, назвав его Абу Хафс. Пророк впервые назвал его Абу Хафсом. Пророк тогда спросил его: «О Абу Хафс! Неужели дядя Посланника Аллаха будет сражен мечом?» Омар воскликнул: «О Посланник Аллаха! Позволь мне: я ударю его по шее мечом! Клянусь Аллахом, он лицемерит». Абу Хузайра между тем говорил, что он не чувствует себя в безопасности из-за сказанных им этих слов тогда. Он все еще боится из-за этого, пока не избавит его от этого мученическая смерть. Он был убит в бою в аль-Йамаме и умер мучеником.

Ибн Хишам передает, что Пророк запретил убивать Абу аль-Бахтария, потому что он больше всех воздерживался от нападок на Пророка в Мекке, не обижал его, не говорил о Пророке неприятности, был среди тех, кто призывал к разрушению того свитка, где курайшиты объявили войну Бану Хашиму и Бану аль-Мутталибу. Его встретил аль-Муджаззар ибн Зийад аль-Балавий, союзник ансаров. Аль-Муджаззар сказал Абу аль-Бахтарию: «Посланник Аллаха запретил нам убить тебя». А вместе с Абу аль-Бахтари был его товарищ, вместе с которым он выступил из Мекки. Его звали Джунада ибн Мулайха. Он спросил: «А мой товарищ?» Аль-Муджаззар ответил ему: «Нет, ей-богу, мы твоего товарища не оставим в живых, Пророк приказал нам только по поводу тебя одного». Тогда Абу аль-Бахтари воскликнул: «Нет, ей-богу! Тогда умрем я и он вместе, чтобы женщины Мекки не говорили обо мне, что я бросил своего товарища, защищая свою жизнь». Когда аль-Муджаззар стал с ним биться после того, как Абу аль-Бахтари настоял на поединке, Абу аль-Бахтари произнес стихи в размере раджаз:

 

«Не выдаст сын свободной женщины своего товарища,

 Пока не умрет или не увидит свою дорогу».

 

Они стали биться, и аль-Муджаззар ибн Зийад убил его.

Ибн Исхак передает, что после этого аль-Муджаззар пришел к Пророку и сказал: «Клянусь тем, кто послал тебя с правдой, я старался пленить и привести его к тебе, но он отказался и настаивал на поединке. Я с ним и сразился».

Мне передал Йахья ибн Аббад ибн Абдаллах ибн Зубайр со слов своего отца. Об этом мне рассказали также Абдаллах ибн Абу Бакр и другие со слов Абд ар-Рахмана ибн Ауфа, который рассказывал: «Умаййа ибн Халаф был моим другом в Мекке. Меня звали Абд Амр, а когда принял ислам, я назвался Абд ар-Рахманом. Мы находились в Мекке. Когда он встречал меня в Мекке, говорил: «О Абу Амр! Ты что, отказался от имени, которое тебе дали родители?» Ответил: «Да». Он говорил тогда: «Я не знаю ар-Рахмана, и давай мы между собой договоримся: я буду обращаться к тебе как-то по-другому. Ты не будешь мне отвечать, если я к тебе обращусь твоим новым именем, а я не буду называть тебя именем того, кого я не признаю». Если он звал меня по имени Абд Амр, я ему не отвечал. Я ему сказал тогда: «О Абу Али! Делай, как хочешь!» Он сказал: «Тогда ты — Абд аль-Илах». Я ответил: «Хорошо». Если я проходил мимо него, он говорил: «О Абд аль-Илах!» Я ему отвечал и разговаривал с ним. Когда шла битва в Бадре, я проходил мимо него. Он стоял вместе со своим сыном Алием ибн Умаййа, взяв его за руку. Я нес кольчуги, которые добыл во время боя. Когда он увидел меня, окликнул: «О Абу Амр!» Я не откликнулся. Тогда крикнул: «О Абу аль-Илах»! Я ответил: «Да». Он сказал: «Ты не хочешь меня? Я ведь лучше, чем эти кольчуги для тебя». Я воскликнул: «Да, ей-богу!» Сбросил кольчуги, взял за руку его и его сына. Он говорил: «Никогда не видел такого, как сегодня!! Вам не нужно молока?» Потом я ушел оттуда вместе с ними.

(Ибн Хишам объясняет, что, говоря о молоке, он имел в виду, что от того, кто пленил его, он хотел бы откупиться верблюдицей, дающей много молока.)

Мне передал Абд аль-Вахид ибн Абу Аун со слов Сайда ибн Ибрахима, со слов своего отца, со слов Абд ар-Рахмана ибн Ауфа, Который рассказал следующее: «Мне Умаййа ибн Халаф сказал, когда шел вместе с ним и его сыном, взяв их за руки: «О Абд аль-Илах! Кто из вас носит перо страуса на груди?» Я ответил: «Это Хамза ибн Абд аль-Мутталиб». Умаййа сказал: «Это тот, который сотворил с нами дела». Абд ар-Рахман рассказывал: «Ей-богу, я веду его, и тут увидел его вместе со мной Биляль. Именно он мучил Биляла в Мекке, заставляя отказаться от ислама. Увидев его, Биляль стал кричать во весь голос: «О защитники Аллаха! Вот он — главный язычник! Я не допущу, чтобы он остался жив!» Тогда люди окружили нас, и мы оказались внутри кольца из людей. Я отгонял людей от него. Тогда один человек вытащил меч, ударил его сына, и сын упал. Умаййа стал так кричать, что я никогда не слышал подобного крика. Я тогда сказал: «Спасайся сам, нет тебе спасения. Ей-богу, тебе уже никто не поможет». Люди изрубили их обоих мечами до смерти. Абу Аун сказал, что Абд ар-Рахман восклицал при этом: «Да смилуется Аллах над Билялом! Пропали мои кольчуги, и он лишил меня моего пленника!»

Мне передал Абдаллах ибн Абу Бакр рассказ ибн Аббаса, который говорил: «Рассказал мне один человек из Бану Гифар следующее: «Я вместе с одним из моих двоюродных братьев поднялся в гору, которая вела в долину Бадр. Мы были язычниками оба и ждали исхода битвы, чтобы грабить вместе с другими людьми потерпевших поражение. Когда мы стояли на этой горе, вдруг на нас поползла туча. Мы услышали оттуда ржание лошадей. А я слышал, как кто-то крикнул: «Вперед, Хайзум!» С моим двоюродным братом от испуга случился сердечный приступ, и он умер на месте. Я тоже чуть не умер от страха, но потом сдержал себя».

Мне передал Абдаллах ибн Абу Бадр со слов одного из людей Бану Сайда, со слов Абу Усайда Малика ибн Рабиа, который сам участвовал в битве в Бадре. Уже будучи слепым, он говорил: «Если бы я сегодня оказался в Бадре и был зрячим, то показал бы вам то ущелье, из которого вышли ангелы. Я в этом не сомневаюсь».

Мне передал один человек со слов Миксама, вольноотпущенника Абдаллаха ибн аль-Хариса, со слов Абдаллаха ибн Аббаса, который рассказывал, что ангелы, которые пришли во время битвы в Бадре, были в белых чалмах, с хвостиком на спине, а во время битвы в Хунейне — в красных чалмах.

Мне передал один человек со слов Миксама, со слов ибн Убада, который говорил, что ангелы воевали только в сражении в Бадре. В других сражениях они лишь оказывали помощь, не принимая участия в сражении непосредственно.

(Ибн Хишам добавляет, что боевым кличем сподвижников Пророка в битве в Бадре был: «Един! Един!»)

Ибн Исхак передает: «Когда Пророк покончил со своим врагом, приказал найти Абу Джахля среди уби




                      Previous article                       Next article




Bookmark and Share


أضف تعليق

You need the following programs: الحجم : 2.26 ميجا الحجم : 19.8 ميجا