عربي English עברית Deutsch Italiano 中文 Español Français Русский Indonesia Português Nederlands हिन्दी 日本の
Knowing Allah
  
  

   

 

Добыча и пленные

 

Пророк приказал всю собранную добычу в войске сложить вместе. Между мусульманами возникли разногласия. Собравшие добычу говорили: «Это наша добыча». А кто воевал с врагом и добыл ее, говорили: «Если бы не мы, то вы бы не собрали ее; мы отвлекали от вас врага, чтобы вы смогли собрать добычу». А те люди, которые охраняли Пророка, боясь нападения врага на него, стали говорить: «Мы тоже имеем право на добычу; хотели убивать врагов, когда Аллах показал нам их спины; мы тоже могли собрать вещи, когда не было никого, кто бы их защищал, но мы боялись за Посланника Аллаха, боялись, что на него нападет враг, и защищали его. Так что у вас не больше прав на добычу, чем у нас».

Мне передали Абд ар-Рахман ибн аль-Харис и другие со слов Сулеймана ибн Мусы, со слов Макхула, со слов Абу Умамы аль-Бахили, который рассказывал: «Я спросил Убаду ибн ас-Самита о суре аль-Анфаль («Добыча»). Он ответил: «Сура ниспослана о нас — участниках битвы в Бадре, когда возникли разногласия по поводу трофеев, и мы стали безнравственными. Аллах отнял добычу у нас и передал ее Посланнику Аллаха, а он распределил ее среди мусульман поровну».

Мне передал Абдаллах ибн Абу Бакр. Он говорил, что ему передал один из людей Бану Сайда рассказ Абу Усайда ас-Саиди. Абу Усайд рассказывал: «Я добыл в Бадре меч Бану Аиза из рода махзумитов, который называли «аль-Марзубан». Когда Пророк приказал людям вернуть все имеющиеся у них на руках трофеи, я пошел и бросил этот меч в общую кучу. А Пророк не отказывал, если у него просили какую-нибудь вещь. Этот меч узнал аль-Аркам ибн Абу аль-Аркам и попросил его у Пророка, который отдал меч аль-Аркаму».

После победы Пророк направил Абдаллаха ибн Раваху сообщить людям Верховья Медины о том, что Аллах даровал победу Посланнику Аллаха и мусульманам. А Зайда ибн Харису послал в Низовье Медины. Усама ибн Зайд рассказывал: «Весть о том, что в Медину вернулся Зайд ибн Хариса, пришла уже тогда, когда мы сравняли землю над могилой Рукаййи — дочери Пророка, которая была замужем за Османом ибн Аффаном. Посланник Аллаха поручил мне позаботиться о ней вместе с Османом. Я пришел к Зайду ибн Харисе. Он стоял в молельне в окружении людей и рассказывал: «Убиты Утба ибн Рабиа, Шайба ибн Рабиа, Абу Джахль ибн Хишам, Замаа ибн аль-Асвад, Абу аль-Бахтари аль-Ас ибн Хишам, Умаййа ибн Халаф, сыновья аль-Хаджажа Нубайх и Мунаббих». Я воскликнул: «Отец мой! Правда ли это?» Он ответил: «Да, клянусь Аллахом, сын мой!»

Пророк двинулся, возвращаясь в Медину. Вместе с ним были пленные язычники, и среди них — Укба ибн Абу Муайт, ан-Надр ибн аль-Харис. Пророк вез с собой и добычу, захваченную у язычников. Ответственным за трофеи назначил Абдаллаха ибн Кааба. Пройдя через перевал ас-Сафра, сделал остановку на песчаном холме между перевалом и ан-Назия под названием Сайара и расположился на открытом месте. Там он распределил добычу, которую захватили мусульмане у язычников, поровну среди них. Потом двинулся дальше, и, когда доехал до селения ар-Рауха, его встретили мусульмане и стали поздравлять его и находившихся вместе с ним мусульман с победой. Им тогда Салама ибн Салама, как мне передали Асим ибн Омар ибн Катада и Йазид ибн Руман, сказал: «С чем вы нас поздравляете? Ей-богу, мы встретили плешивых стариков, как спутанных, связанных верблюдов, которых ведут в Мекку, чтобы зарезать, и мы их зарезали». Пророк улыбнулся и сказал: «О сын моего брата! Это знатные люди».

Когда Пророк находился в ас-Сафре, был убит ан-Надр ибн аль-Харис. Его убил Али ибн Абу Талиб согласно тому, что сообщили мне некоторые знатоки преданий из числа жителей Мекки.

Потом двинулся дальше, и, когда находился в Ирк аз-Забия, был убит Укба ибн Абу Муайт.

Когда Пророк приказал убить Укбу, Укба спросил: «Что же будет с мальчиками, о Мухаммад?» Пророк ответил: Огонь». Его убил Асим ибн Сабит аль-Ансари из рода Бану Амр ибн Ауф, как передал мне Абу Убайда ибн Мухаммад ибн Аммар ибн Йасир.

(Ибн Хишам добавляет: «Говорят также, что его убил Али ибн Абу Талиб, как мне передали ибн Шихаб аз-Зухри и другие знатоки».)

Посланника Аллаха встретил на этом месте Абу Хинд, вольноотпущенник Фарвы ибн Амра аль-Байади с бурдюком, наполненным маслом и творогом. Он не был в Бадре, но потом участвовал вместе с Пророком во всех битвах, был каменотесом Пророка. Пророк о нем говорил: «Абу Хинд — из ансаров: вступайте с ним в родственные отношения!» Они так и делали.

Затем Пророк поехал дальше и приехал в Медину на день раньше пленных. Мне рассказал Абдаллах ибн Абу Бакр, что Йахья ибн Абдаллах ибн Абд ар-Рахман ибн Асад ибн Зурара говорил: «Когда привели пленных, Сауда бинт Замаа, жена Пророка, была в доме семьи Афры, участвовала в оплакивании двух сыновей Афры: Ауфа и Муаввиза. Это было до того, как женщинам было велено носить покрывало».

Сауда рассказывала: «Когда их привели, я находилась у них. Сказали: «Вот привели пленных». Я ушла домой, а там уже был Пророк. А в углу комнаты был Абу Йазид Сухайль ибн Амр с руками, связанными веревкой к шее. Ей-богу, я не сдержалась и сказала: «О Абу Йазид! Отдались своими руками? Разве нельзя было умереть благородно?» Тут я услышала голос Пророка из дома: «О Сауда! Ты что, против Аллаха и Его Посланника натравливаешь?» Я ответила: «О Посланник Аллаха! Клянусь тем, кто послал тебя с правдой, я не сдержалась, когда увидела Абу Йазида, обе руки которого связаны и привязаны к шее, и сказала то, что сказала».

Рассказал мне Нубайх ибн Вахб из рода Бану Абд ад-Дар, что Пророк, когда привели пленных, распределил их среди своих сподвижников, говоря: «Обращайтесь с пленными по-хорошему!» Абу Азиз ибн Умайр ибн Хашим, родной брат Мусааба ибн Умайра, был среди пленных. Абу Азиз рассказывал: «Мимо меня прошел мой брат Мусааб ибн Умайр, когда меня держал за руку один из ансаров как пленного. Брат сказал этому человеку: «Держи его за руку крепче! Его мать богата, и она даст тебе за него большой выкуп». Я был с группой ансаров, когда меня вели из Бадра. Когда они приступали к обеду или ужину, давали мне хлеб, а сами ели финики, выполняя наказ Пророка в отношении нас — пленных. Как только кому-нибудь в руки попадал кусок хлеба, он тотчас же вскакивал и давал Мне этот кусок. Я стыдился и возвращал хлеб кому-нибудь из них, а тот снова возвращал его, даже не прикоснувшись».

Ибн Хишам рассказывает: «Абу Азиз был командиром бригады язычников в Бадре после ан-Надра ибн аль-Хариса. Когда его брат Мусааб сказал Абу аль-Йусру, который пленил его, эти слова, Абу Азиз сказал ему: «О брат мой! Ты даешь такой совет относительно меня?» Мусааб ему ответил: «Он мне больше брат, чем ты», имея в виду Абу аль-Йусра. Его мать спросила, какой самый большой выкуп дают за курайшита. Ей сказали: «Четыре тысячи дирхамов». Она послала четыре тысячи дирхамов и выкупила его.

Ибн Исхак передает: «Мне рассказал Хуссейн ибн Абдаллах ибн Убайдуллах ибн Аббас со слов Икримы, вольноотпущенника ибн Аббаса, что Абу Рафиа, вольноотпущенник Посланника Аллаха рассказывал: «Я был слугой аль-Аббаса ибн Абд аль-Мутталиба. Ислам уже вошел в наш дом: приняли ислам аль-Аббас, Умм аль-Фадл и я. Аль-Аббас боялся своих родственников, не хотел с ними враждовать. Он скрывал свое мусульманство. Был очень богатым, а его богатство было разделено среди родичей. Абу Лахаб не пошел в Бадр и вместо себя послал аль-Асия ибн Хишама ибн аль-Мугиру. Так сделали и другие: кто не пошел в Бадр сам, вместо себя послал другого человека. Когда до него дошла весть о поражении курайшитов в Бадре, он стал подавленным и был опозорен. А мы почувствовали силу и мощь.

Я был человеком слабым, изготавливал кубки, тесал их из камня в палатке у колодца Замзам. Я сидел в ней, рассматривал свои кубки. Возле меня сидела Умм аль-Фадл. Мы обрадовались дошедшей до нас вести. И тут пришел Абу Лахаб, с трудом волоча ноги, и сел на веревку палатки. Он сидел ко мне спиной. Когда он так сел, люди сказали: «Вот, Абу Суфьян ибн аль-Харис ибн Абд аль-Мутталиб пришел». Абу Лахаб ему сказал: «Подойди ко мне, клянусь жизнью, у тебя есть вести!». Он подсел к Абу Лахабу, а люди встали над ним. Абу Лахаб сказал: «О сын моего брата. Расскажи мне, как было дело!» Абу Суфьян стал рассказывать: «Ей-богу, как только мы с ними встретились, мы стали удирать от них, и они начали убивать нас, как хотели, брать нас в плен, как хотели. Клянусь Аллахом, несмотря на это, я не осуждаю наших людей! На нас напали белые люди на пегих конях, летающих по воздуху. Ей-богу, перед ними никто не может устоять!» Я приподнял край палатки рукой и сказал: «Это, ей-богу, ангелы». Абу Лахаб поднял руку и сильно ударил меня по лицу. Я бросился на него. Он поднял меня и ударил меня оземь. Потом нагнулся надо мной и стал бить меня. Я был человеком слабым. Тогда Умм аль-Фадл подошла к одному из столбов палатки, выхватила его и ударила им Абу Лахаба. На голове у него образовалась большая рана. Потом она сказала: «Ты думаешь, что он беззащитен, если отсутствует его господин!» Он встал, смиренный и униженный. И, ей-богу, прожил не больше семи дней, как умер от загноившейся раны».

Мне передал Йахья ибн Аббад ибн Абдаллах ибн аз-Зубайр рассказ своего отца Аббада, который говорил: «Курайшиты стали оплакивать своих убитых, потом сказали: «Не делайте этого! Дойдет до Мухаммада и его приятелей, и они станут злорадствовать нашему горю. Не посылайте за вашими пленными, не торопитесь, чтобы Мухаммад и его друзья не потребовали от вас большого выкупа».

Среди пленных был Абу Вадаа ибн Дубайра ас-Сахми. Пророк сказал: «У него в Мекке есть сын-ловкач, торговец, богатый. Возможно, он придет к вам, желая выкупить своего отца». Когда курайшиты сказали, что не нужно торопиться с выкупом пленных, чтобы Мухаммад и его люди не запросили слишком большой выкуп, аль-Мутталиб ибн Абу Вадаа, тот, которого имел в виду Пророк, сказал: «Вы правы, не надо спешить». Ночью он незаметно уехал, приехав в Медину, выкупил своего отца за четыре тысячи дирхамов и уехал вместе с ним.

Потом курайшиты стали выкупать своих пленных. Микраз ибн Хафс ибн аль-Ахйаф пришел в Медину, чтобы выкупить Су-хайла ибн Амра.

Мне рассказывал Мухаммад ибн Амр ибн Ата из рода Бану Амир ибн Лувайй, что Омар ибн аль-Хаттаб сказал Пророку: «О Посланник Аллаха! Давай я выбью два передних зуба Сухайла ибн Амра, чтобы его язык высовывался и чтобы он никогда больше не ораторствовал против тебя на родине». Пророк ответил: «Я не стану его уродовать, чтобы Аллах не сделал со мной то же самое, хотя я и являюсь Пророком!»

Мне также передавали, что в этом разговоре Пророк сказал Омару следующие слова: «Может, он займет такую позицию, которую ты не будешь ос&#




                      Previous article                       Next article




Bookmark and Share


أضف تعليق

You need the following programs: الحجم : 2.26 ميجا الحجم : 19.8 ميجا