Иман Юсуф, бывшая католичка, (часть 4 из 4)

Какой-то мужчина подошел ко мне, разговаривая на непонятном языке. Потом я уже узнала, что он сказал «маша'Аллах, маша'Аллах», когда он подошел и взял мою дочку. «Какая она красивая»,- воскликнул он и представил её остальным.

По непонятным причинам, я не испугалась, что незнакомый человек взял мою дочку. Он посадил её на парту и дал ей ручки, карандаши и степлер – все, чем он мог развлечь её. Он улыбался и пытался поговорить с ней. Остальные тоже собрались вокруг нее, и Абдул Хамид, наконец, подошел поздороваться со мной.

Я протянула руку, но он сделал вид, что не заметил её – ох, сколько еще мне предстояло узнать об этикете в Исламской культуре – и стал расспрашивать о том, как я узнала об Исламе. Я вкратце рассказала ему о нигерийце Ахмеде, и он продолжил объяснять мне основы Ислама.

Прошло около часа, потом он дал мне копию Корана и попросил, чтобы я открыла её, когда вернусь домой. Я сразу же согласилась. Он объяснил, что скоро начнется молитва и ему нужно подготовиться.

Я поблагодарила его, но у меня осталась еще одна просьба. Мне хотелось понаблюдать за молитвой. Я была замужем за атеистом, но почему-то мне было очень интересно посмотреть, как молятся эти мужчины. Мне всегда казалось, что мужчина – не настоящий мужчина, если он не молится Богу.

Абдул Хамид разрешил понаблюдать за молитвой с задней стороны мечети при условии, что я буду соблюдать тишину. Я согласилась, и мы спустились вниз. Он проводил меня к месту, где был лишь красивый разноцветный коврик и ниша в стене. Эта ниша, как я узнала потом, указывает на направление молитвы.

Я смотрела, как заходят мужчины, и вдруг меня напугал громкий звук – это был призыв к молитве. Аллаху Акбар, Аллаху Акбар! Слушая это, я ощущала, будто по моим венам течет ледяная вода. Будто все мое существо пробудилось от этого громкого и чудесного звука.

Я не понимала ни слова, но мне казалось, что они обращаются ко мне. Глаза наполнились слезами, и я начала дрожать. Я скрестила руки, обняв себя, попыталась согреться и успокоиться.

Слезы так и лились: я наблюдала, как мужчины делают первый поклон и наклоняются для молитвы, так же как когда-то сделала и я, в тот солнечный день в своей спальне. Не передать словами, как я трепетала, как я была взволнована и тронута. Более того... я чувствовала себя как дома.

Последующие недели я встречалась с мусульманами в мечети и посещала уроки Ислама. Я стала шить для себя вещи в исламском стиле, хотя я и носила их только дома в комнате, пыталась одна молиться.

Я пыталась измениться. Я отказалась от алкоголя и свинины. Я изменилась как личность. Я стала спокойнее. Я стала умиротворенной. Моя мать заметила изменения во мне. Она подумала, что у меня – депрессия. «Ты больше не смеешься», - сказала она. Я попыталась объяснить ей, что я очень счастлива – просто стала спокойнее.

Наконец я решилась рассказать ей об Исламе. Я даже показала ей одежду, которую сшила, и подготовила один наряд для нее. Она разозлилась. Она возненавидела эти вещи с первого взгляда.

Моя мать всегда была очень модной женщиной. Она подняла на смех простоту этих вещей и их свободный крой. Они ей показались мешками. Её язвительные замечания задели, но не разубедили меня. Ничего не сможет отстранить меня от Ислама.

Рождество, до принятия шахады, было кошмарным сном. Но даже в то время я знала, что Аллах указывает мне путь, выводит из мрака ложной веры, не оставившей хороших воспоминаний. Но некоторые дни были действительно трудными для меня.

Мать разозлилась, что я не праздную вместе с ними, а брат, как обычно, напился и в приступе ярости разгромил мои вещи, угрожая убить меня.

До этого он вошел в мою комнату и увидел, что я одета как мусульманка. Не будучи религиозным (он даже в церковь не ходил), он был крайне недоволен моим решением принять Ислам.

Чем больше они злились, тем больше крепла моя уверенность в том, что я поступаю правильно. Я просто больше не хотела жить так, как живут они.

Спустя несколько месяцев я совершила провозглашение веры. Весной, в один из пятничных вечеров, я стала мусульманкой. Я благодарно и смиренно приняла дар Ислама.

Мать настаивала, чтобы я съехала. Но Аллах в Его безграничном милосердии помог мне обрести дом. В ночь провозглашения шахады, один египтянин, присутствовавший при этом, сделал мне предложение.

Мой вали (опекун) – мужчина, который взял мою дочку на руки, когда я первый раз пришла в мечеть – спросил мое мнение. Единственное, в чем я была уверенна – он истинный верующий. Мой опекун подтвердил это.

В течение 10 дней я вышла замуж, и мы с дочкой переехали в наш новый дом к мужу. Он воспитывал мою дочь как свою собственную, и, слава Аллаху, у нас родились еще двое сыновей.

Прошло уже около 26 лет с того момента, как было это благословение в виде Ислама. Годы пролетели незаметно. Не все дни были гладкими, но, тем не менее, все были благословенными.

Аллах испытывает тех, кого любит, и как Он говорит в Коране «с каждой тягостью наступает облегчение». И это правда.

Сейчас моя мама – которая вычеркнула меня из своей жизни на многие годы – живет с нами в исламской стране и с удовольствием носит хиджаб! Надеюсь, она когда-нибудь тоже примет Ислам, инша'Аллах (будь на то воля Аллах).

Несмотря на трудные времена, я не могу представить себе другой жизни. Я благодарна Аллаху за каждый день, за Его милость и помощь на моем нелегком пути из темноты к свету Ислама.

Previous article Next article