عربي English עברית Deutsch Italiano 中文 Español Français Русский Indonesia Português Nederlands हिन्दी 日本の
Knowing Allah
  
  

   

 

ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ «НОВЫЙ ЗАВЕТ» СЛОВОМ САМОГО

БОГА?

 

 

Согласно вере Авраама (мир ему), Бог один и недосягаем для Его творений, кроме как по Его собственному изволению. То, что Всевышний, Аллах*, Сам захотел открыть людям, то и стало нашим достоянием через посредство духов Божиих и пророков, посланников Бога. Субъект откровения - Сам всемогущий Бог, человек же является лишь Его инструментом, орудием исполнения Его воли. Бог говорит Моисею: «Если восстанет среди тебя пророк... и представит тебе знамение или чудо, и сбудется то знамение или чудо... и скажет притом: "пойдем вслед богов иных... и будем служить им", то не слушай слов пророка сего, ибо чрез сие искушает вас Господь, Бог ваш, чтобы узнать, любите ли вы Господа, Бога вашего...» (Второзаконие, 13: 1 - 5). Таким образом, все писания пророков Всевышнего должны содержать обязательный и неизменный на все времена признак - веру в единственного Бога.

 

Пророк сам наперед не знает содержания откровения и узнает его вместе со всеми, откровение Всевышнего имеет внешние признаки - пророк говорит: «Было мне слово Бога: иди и скажи людям следующее», или же: «Так говорит Господь Бог», и далее следует слово Бога. Так говорят пророки Израиля, так говорит и Мухаммад (мир им всем). Это откровение можно принимать, можно отвергать, единственное, что нельзя делать - это изменять данное свыше послание по человеческому усмотрению, ибо в этом случае оно перестает быть словом Бога и становится рукотворным, а при искажении смысла может стать и лжепророческим. Весь преславный Коран строится по форме: «Скажи им», и никто и никогда не вправе и уже не сможет в его тексте что-либо изменить.

 

Однако в иудаизме (в учении израильтян после Вавилонского рабства, начиная с v века до н.э.) и в христианстве дело уже далеко не всегда обстояло так. В корпус пророческих книг иудейского Писания попали исторические хроники, противоречащие друг другу (2 книги Царств и 2 книги Паралипоменон), книги сомнительного происхождения, свадебные песни семитских народов, былины о подвигах героев-иудеев, книги, сохранившиеся лишь в переводах. Во многих текстах пророков появились позднейшие вставки, существенно меняющие смысл. Например, по свидетельству Римско-католической церкви, древнейшей хранительницы христианских источников, пророку Исаии принадлежит только первая половина текста книги, названной его именем и входящей в состав «Ветхого завета». Другая половина написана его неизвестными ныне учениками, а четыре главы («Песни раба Ягве»), в которых содержится главное, по мнению христиан, пророчество о грядущем Мессии, написаны неизвестным автором во время или даже после Вавилонского плена (v век до н.э.). Однако же, если это не пророк написал, если нет свидетельства, что это вообще слово Бога, то какие у меня есть объективные основания считать этот текст словом Бога? Только то, что собрание христианских священнослужителей под руководством императора в iv веке так постановило? Такой аргумент меня не убедил.

 

Что касается собственно христианских источников, то сохранились лишь обрывочные сведения о жизни Иисуса и отдельные его поучения в устном пересказе, записанные через несколько десятилетий после их произнесения на другом языке, и, большей частью, в пересказе с чужих слов. Почти ничего не говорится о его жизни до 30 лет, а из периода его трехлетнего благовестя - лишь несколько фактов. Например, в снятии с креста и в положении в пещеру Иисуса, согласно Евангелию, участвовали только 4 человека: Иосиф, Никодим, Мария Магдалина и дева Мария, но никто из них самих не оставил свидетельства, жив ли был Иисус или мертв. А ведь казнь, согласно Евангелиям, не была доведена до конца, голеней Иисусу не перебили, и даже Пилат усомнился в сообщении о слишком быстрой его смерти (полагая при этом, что голени перебиты), но не проверил единственное сообщение одного из офицеров. Таким образом, ни один из 4 официально признанных евангелистов там не присутствовал и писал об этом на греческом языке, в пересказе с чужих слов 40 - 60 лет спустя. Слова Иисуса Марии Магдалине, принявшей его за садовника (скорее всего, будучи перенесен тайно в дом садовника, он, придя в сознание на третий день, надел одежду садовника и вышел наружу): «Я еще не вошел к отцу моему», по-гречески трактуются как: «Я еще не вознесен на небо», однако на еврейском языке аналогичный оборот представляет собой идиому, означающую: «Я еще не умер» (по-русски: «Не отошел к праотцам», родителям, прародителям и т.п.).

 

«Восстание от мертвых» - также идиома, которая и в русском-то языке может означать чудесное спасение от смерти («вернуться с того света», «сойти с небес», «восстать из ада» и т.п.), поэтому ее использование в грекоязычном «Новом завете» не может быть ясным доказательством физической смерти и телесного воскресения Иисуса: ее можно понимать буквально, но можно и иносказательно, аллегорически, тем более, что весь «Новый завет», особенно Евангелия, наполнены иносказаниями. Тем самым, сам по себе текст «Нового завета» позволяет толковать его двояко: и так, как это делают современные христиане, и так, что Иисус не был убит через распятие, а был возвеличен («вознесен») Богом тем, что чудесно избежал насильственной смерти.

 

По первой версии, особо ревностно пропагандируемой апостолом Павлом, Иисус умер и был воскрешен Богом в теле, и в этой версии множество противоречий и нестыковок в самом же тексте Евангелий. По другой версии, вытекающих из анализа самого текста Евангелий, и в пользу аллегорического понимания идиоматического оборота «восстал от мертвых», Иисус был чудесно спасен от смерти и остался жив. Вторая версия объясняет все изложенные в Евангелиях события непротиворечиво, логично - а слова и действия пророка не могут содержать противоречий.

 

В пользу второй версии свидетельствуют слова, в которых евангельский Иисус прямо и буквально заявляет, что единственным знамением о нем израильтянам станет знамение пророка Ионы, который был 3 дня и 3 ночи в чреве кита, но при этом чудесно остался жив. По логике самого Евангелия, отсутствие Иисуса среди живущих в течение 3 дней является аналогичным чудом, ибо он оставался этот срок не мертвым, а живым - «восстал», «вернулся от мертвых», «не вошел к отцам на небо»! Да и цель, с которой Мария Магдалина ходила ночью помазывать бальзамом похороненный 3 дня назад, уже разлагающийся труп, полностью окутанный клеящимися пеленами, не представляется убедительной - куда логичнее толкование, что она ходила помазывать раны живого, тяжело раненного Иисуса! Поэтому я пришел к выводу, что текст официальных Евангелий сам по себе не противоречит кораническому пониманию жизни Иисуса Христа (мир ему), более того - при кораническом подходе он обретает непротиворечивость и законченный смысл.

 

Тем не менее, священнослужители iii - iv веков, считавшие себя, очевидно, вправе подправлять пророков Бога, провели селекцию древних текстов: многие из них были через 200 лет после их написания произвольно отвергнуты, другие произвольно включены в единый кодекс книг под названием «Новый завет». Но ведь, ни Иисус Христос, ни какой другой пророк не давал указаний составить такой-то кодекс книг в качестве нового Завета с Богом!

 

Авторы посланий, вошедших в «Новый завет», никак не координировали свои послания друг с другом - об этом нет ни слова в самих посланиях, нет в них и явного одобрения посланий иных авторов. Более того, первоверховный апостол Петр - ученик Иисуса - пишет о посланиях апостола Павла (не видевшего никогда Иисуса), что в них есть «нечто неудобовразумительное», что многие толкуют себе в погибель! Причем, эта фраза входит в текст «Нового завета» - 2-ое послание Петра, 3:16. К сожалению, Петр не указывает конкретно, что именно из посланий или отдельных высказываний (такая-то глава, стихи такие-то) Павла можно считать удобовразумительным, указывающим ясный путь к истине, а что - «неудобовразумительным», ведущим в ад? Как разобраться в этом читателю xxi века? А как толковать конфликт между святым апостолом Павлом и святым же апостолом Варнавой по вероучительному вопросу, приведший к их полному разрыву и расставанию, - текст «Нового завета» не дает нам ответа на вопрос, кто из них прав, а кто не прав, и почему. В то же время послания Павла даются наравне с текстами Иисуса, а точки зрения апостола Варнавы мы не знаем вовсе.

 

Когда мы говорим об одном сложном предмете, состоящем из разных частей, то сама подборка составляющих его частей и определяет, каким этот предмет окажется в его цельности. Таким образом, получается, что автор «Нового завета» в его целом, как единого кодекса священных книг, неизвестен! Известно только, что это не Иисус Христос, и не иной пророк.

 

В начале iv века к священному писанию относили несколько посланий, которые в 336 г. были все же отвергнуты (послания Игнатия, Климента, Ерма), зато несколько иных было добавлено. Без последней книги - Апокалипсиса, священность которой веками подвергали сомнению, кодекс «Нового завета» был утвержден в середине iv века н.э. А в окончательной редакции христианский «Новый завет» был утвержден Трулльским собором вселенской церкви только в 692 году, т.е. почти через 7 веков после описанных событий! Причем большую часть этих книг составили даже не пересказанные поучения Иисуса Христа, а собственные поучения нескольких его учеников и Павла, который сам Иисуса вообще никогда не видел и не слышал. Пророческого свидетельства об авторстве Бога: «Скажи им: « или «Так говорит Господь Бог:», в их текстах нет вообще, более того, часто есть прямо противоположное.

 

Например, Евангелие от Луки начинается так: «Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях, как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями слова; то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил, чтобы ты узнал твердое описание того учения, в котором ты был наставлен» (Лк. 1:1 - 4).




                      Previous article                       Next article




Bookmark and Share


أضف تعليق

You need the following programs: الحجم : 2.26 ميجا الحجم : 19.8 ميجا