Ля Бианка, бывшая христианка, Австралия

Статья основана на интревью с Сандрой Ля Бианка – новообращенной мусульманкой из западной Австралии.

Ля Бианка – деревенская девушка. Она выросла на ферме в западной Австралии. В детстве у нее был свой питомец – кенгуру, и она помогала ухаживать за коровами и овцами. Иногда она охотилась на зайцев и лис. Её жизнь не отличалась религиозностью, но она верила в Бога и воспитывалась согласно традиционным итальянским нравам. В итальянских семьях девочек особо оберегают и заботятся.  

По воскресеньям их семья ходила в церковь. Это скорее была традиция, нежели выражение веры. Сандра ничего там не понимала. Готовясь к Святому Причастию, она знала лишь, что ей придется надеть белое платье и произнести  несколько слов. Только этого от неё ожидали, только это она и сделала. Иисус и Мария были для Ля Бианки всего лишь статуями в церкви. Всё же, иногда она молилась Богу.

Она росла, ничего не зная об Исламе или арабах. До шестнадцати лет она ни разу не видела города!  Сандра понимала свою доверчивость и наивность. По словам Ля Бианки, это делало её более открытой и естественной. «Душа нараспашку» - говорит она о себе. Жители города казались ей скупыми на эмоции и критичными.

В деревне люди в основном наслаждаются размеренной провинциальной жизнью с её грузовиками, мотоциклами, стрельбой, лошадьми… Это просто рай! Молодежь же больше тяготеет к городу – ближе к моде, вечеринкам, новым впечатлениям. В 16 лет Ля Бианка уехала в город.  Родных в Австралии было много, поэтому с жильем проблем не возникло.  

Девушка устроилась на работу администратором. Там она познакомилась с Тасним - мусульманкой из Южной Африки, правда, не практикующей. Тасним не носила хиджаб, не совершала молитву, но всегда убеждалась, что мясо, которое она ест, соответствовало нормам Ислама. Тасним сторонилась алкоголя, но любила вечеринки, а родители позволяли ей возвращаться домой под утро. Главное, что Ля Бианка узнала от нее – пост в Рамадан.  

Ля Бианка вспоминает, как всегда тяготела к мусульманам из-за их доброты,  прямоты, мягкости и крепких семейных уз. Она любила проводить время с друзьями мусульманами, а семейная атмосфера напоминала ей атмосферу своей семьи (хорошая еда и гостеприимность). Она говорит, что ей комфортно быть с теми, кто остается самим собой. По наблюдениям Ля Бианки, люди часто придираются к другим, если их что-то не устраивает в себе.

Ля Бианка особенно ценит теплоту и открытость африканских народов. Европейцы, считает она, слишком сдержанны, даже холодны.  С детства коренные жители Австралии нравились ей больше европейцев. Отец уважал любого, кто добросовестно трудился и поступал правильно. Он никогда не обращал внимания на цвет кожи. В отличие от матери Ля Бианки. Для нее европейцы превосходили всех остальных. Она с легкостью осуждала других.  

Общаясь с мусульманами, Ля Бианка узнала о пятикратной молитве, но полную картину Ислама она получила только когда встретила будущего мужа.  

Будущий муж Ля Бианки сразу же познакомил её с матерью (отец умер несколько лет назад). Оба хотели долгих отношений – свадьбы, семьи… Ля Бианка начала ходить на уроки по Исламу, носить длинные юбки и свободные блузки. Всё, что она узнавала о новой религии и о Всемогущем Боге, казалось ей разумным, логичным, гармоничным и прекрасным.

Ей особенно нравилась идея об ответственности каждого за свои поступки: всякий должен стремиться совершать добро. Католичество, в духе которого она воспитывалась, говорило совсем иное: люди могут поступать как вздумается – Иисус уже искупил грехи каждого.

У каждого своё испытание. Испытанием Ля Бианки стал хиджаб. Самым сложным, признается она, было поменять имидж. Дома, в деревне, на ферме, на работе – всюду хотели знать, почему она носит «это». Несмотря на обидные замечания, Ля Бианка не отступила.

Поначалу отец считал, что Ля Бианка проявляет неуважение к друзьям и близким, одеваясь не так, как бы им нравилось. Это вызывало у нее чувство вины. Со временем она успокоилась, поняв, что следует добиваться довольства Бога, а не кого-либо из людей

Ля Бианка понимала, как важно сейчас оставаться твердой и решительной. Стоило пойти на уступки, и критика со стороны никогда бы не прекратилась. Этого она точно не хотела.

Несмотря на первоначальные трудности, ношение хиджаба казалось ей как нельзя более разумной вещью. Когда Ля Бианка начала укрываться, к ней перестали приставать мужчины, она почувствовала уважение к себе. В душе она понимала – так и должно быть. Ля Бианке нравится мысль о том, что женщина подобна сокровищу, её следует оберегать; а её красоту могут видеть только те, кто действительно ценит и любит её.  

В кругу близких друзей Ля Бианка произнесла Шахаду (свидетельство вероубеждения). Она чувствовала: Ислам – это истина и усердно продолжал изучать его. Муж и семья поддерживали её в вопросе хиджаба. Прошло какое-то время, прежде чем она научилась не обращать внимания на мнение окружающих и начала носить его должным образом.

На вопрос «как отреагировала община мусульман на её приход в Ислам?», Ля Бианка отвечает, что поначалу была «хитом сезона» просто потому, что стала новой мусульманкой среди них.

Previous article Next article