Агностицизм

«Мы не можем качаться на веревке, прикрепленной к нашему поясу»

Уильям Эрнест Хокинг (William Ernest Hocking).

Вопрос об агностицизме представляет собой большую значимость для любой теологической дискуссии, потому что агностицизм самодовольно сосуществует с широким кругом религий, а не допускает отдельную или противоположную теологическую позицию. Томас Генри Гексли (Thomas Henry Huxley), автор термина в 1869 году, четко указал, что:

«Агностицизм – это не вероисповедание, а метод, суть которого заключается в решительном применении единого принципа... Положительно: этот принцип может быть выражен и в вопросах разума, следовать своему соображению так далеко, как оно может увести вас без каких-либо других размышлений. И отрицательно: в вопросах разума не делайте бесспорными те выводы, которые не продемонстрированы или не очевидны»[1].

Само слово, как подразумевал Гексли, не определяет набор религиозных убеждений, а скорее требует рационального подхода ко всем знаниям, в том числе, заявленным религией. Слово «агностицизм», однако, с тех пор стало одним из наиболее неправильно использующихся терминов в метафизике, получив широчайшую область применений.

В разное время этот термин применялся относительно ряда индивидов или подгрупп, весьма отличающихся по степени благочестия и искренности религиозных целей. На одной стороне находятся праведные искатели, которые до сих пор не встретили аргументированной истины в религиях их представления. Чаще всего, однако, религиозно немотивированные люди используют этот термин для оправдания личного интереса, пытаясь, таким образом, узаконить эскапизм от ответственности серьезного расследования религиозных свидетельств.

Современное определение термина «агностик», найденное в Оксфордском Словаре современного английского языка, не совсем соответствует объяснению этого термина Гексли; однако, оно представляет собой наиболее распространенное современное понимание и использование слова: агностик – это «человек, который считает, что существование Бога не доказуемо». По этому определению, взгляд агностика на Бога можно по-разному применять к таким гипотетическим субъектам, как гравитация, энтропия, абсолютный ноль, черные дыры, умственная телепатия, головные боли, голод, половое влечение и душа человека – субъектам, которые нельзя увидеть глазами или подержать в руках, но которые, тем не менее, оказываются реальными и очевидными. Ясно, что невозможность увидеть или потрогать некоторые специфические вещи, не обязательно отрицает их существование. Верующие утверждают, что существование Бога – это одна из таких реальностей, в то время как агностик защищает право на такую веру, просто до тех пор, пока не предъявлено доказательство.

Кстати сказать, философия того, что ничто не может быть доказано абсолютно, по-видимому, происходит от Пиррона из Элиды, греческого придворного философа Александра Великого, общепризнанного «отца скептицизма». Хотя определенная степень скептицизма является нормальной и даже защищающей, крайняя позиция, принятая Пирроном, несколько противоречива. Почему? Потому что убежденный пирронист логически побуждает скептика скептицизма (т.е. нормально мыслящего человека) к вопросу: «Вы утверждаете, что ничего не может быть известно с определенностью... тогда, как вы можете быть так уверены?» Враги логики могут создать изрядное количество путаницы такой компиляцией парадокса и философского компоста. Одна большая опасность заключается в склонении к отказу от логики, в пользу решения по желанию. Другая опасность – погружение в умственную «акробатику», чтобы подавить здравый смысл.

Человечество должно осознать, что если возобладает здравый смысл, упрямые недоброжелатели будут выглядеть немного глупо, когда яблоко упадет им на голову слишком много раз. После этого, люди со здравым смыслом признают исчезающе малые уровни доверия (или P-значения в области статистического анализа), чтобы начать надеяться на более крупные, более высокие и твердые яблоки, либо убедят теоретически недоверчивых пирронистов, либо просто удалят их из уравнения.

Так, руководствуясь здравым смыслом (и опытом), большинство людей признают любые теории наиболее обоснованными, доказаны ли они в широком понимании или нет. Следовательно, большинство людей признают теории гравитации, энтропию, абсолютный ноль, черные дыры, голод, и головную боль автора и быструю утомляемость глаз читателя – и действительно, они правы. Эти вещи имеют смысл. По мнению тех верующих, все человечество должно также признать существование Бога и человеческого Духа благодаря засвидетельствованным доказательствам многих чудес творения, поддержать реальность Творца по существу, где уровень доверия достигает бесконечности и P-значение уменьшается до чего-то меньшего и более неясного, чем последняя цифра числа Пи.

Что касается изобретения Томасом Генри Гексли термина «агностик», он объяснял так, цитата:

«Все многообразие философского и теологического мнения было представлено там (в Метафизическом Обществе), и выражало себя в полной открытости; многие мои коллеги были -истами того или иного рода; и, какими бы добрыми и дружелюбными они ни были, я, человек без тряпки с меткой, которой можно прикрыться, не мог оказаться неимеющим некоторых тревожных чувств, которые должны были беспокоить лису, когда, после выхода из ловушки, в которой остался ее хвост, она представляла себя своим товарищам. Поэтому я призадумался и изобрел то, что, как я полагал, будет соответствовать термину "агностик"»[2].

В соответствии с вышесказанным, лицам, которые отождествлялись с ярлыком «агностик» следует признать, что термин – это современное изобретение, которое возникло от одного кризиса самоопределения индивидуума в круге метафизиков. Тот, кто придумал этот термин, определяет себя как человек без ярлыков, сродни лисе без хвоста - оба имеют в виду самовосприятие определенной степени личной несостоятельности. Какую часть этой мужской гордости он оставил позади в пасти пружинной религиозной тайны? Достаточно очевидно, что Гексли, как и многие выдающиеся метафизики и теологи на протяжении всей истории, не смог найти догматический закуток для соответствия его концепции Бога.

Независимо от вышесказанного, даже если человек утверждал, что Гексли не сделал больше ничего, кроме как прикрепил ярлык к ранее неназванной, но древней теологии, вопрос из двух слов «и что?» прыгает по синапсам сознания снова. Присвоение ярлыков к теологии не означает признание объективным или, что еще более важно, значимым. Если есть значение для концепции, человек будет подозревать, что оно было озвучено ранее – например, 1800 лет назад и в учении такого пророка, как Иисус. Тем не менее, пророки, включая Иисуса Христа, казалось, имели очень разное послание, смысл которого был наградой за веру в отсутствие абсолютного доказательства, несмотря на неспособность видеть реальность Бога своими глазами.

 

 

Copyright © 2007 Лоренс Браун. Используется с разрешения автора.

Эта статья представляет собой выдержку из книги Лоренса Брауна (Dr. Brown) «MisGod’ed». Предположительно, она будет опубликована вместе со своим продолжением «God’ed». Обе книги можно найти на вебсайте доктора Брауна www.LevelTruth.com.  Связаться с Др. Брауном можно здесь: BrownL38@yahoo.com

 



Примечания:

[1] Гексли. «Агностицизм». 1889.

[2] Huxley, T. H.  Collected Essays.  v.  Agnosticism.

Previous article Next article