СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ МЕТОДОЛОГИЯ В СРАВНЕНИИ С МЕТОДОЛОГИЕЙ ХАДИСОВ. ВНУТРЕННЕЕ ОЦЕНИВАНИЕ (ЧАСТЬ 2 ИЗ 5)

Article translated to : English Deutsch Português

Внутреннее оценивание занимается содержанием источника и является естественным продолжением его внешнего оценивания (Луси, с. 24).  Цель данной ступени – оценить надежность показания. Для начала, историку следует точно установить, что хотел сказать свидетель, давая это показание. Лишь потом историк может должным образом определить надежность изучаемого свидетеля. Определение надежности свидетеля означает установление его компетентности (т.е., что он знает, о чем говорит) и надежности (т.е. правдивости). На практике случается так, что некоторые показания не принимаются по причине несоответствия вышеперечисленным требованиям, хотя большинство показаний все же считаются заслуживающими доверия.

Учитывая, что язык постоянно переживает изменения, совсем непросто определить истинный смысл показания. Зачастую слова используются не в прямом смысле, к ним добавляются новые значения. Историку необходимо выяснить смысл, который вкладывает автор или свидетель в определенные слова, чтобы правильно понять показание. Также он должен быть знаком с идиомами  времени, к которому принадлежит источник. Понятно, что историк должен хорошо владеть языком, использованным в источнике и разбираться в филологии, чтобы выполнить поставленные задачи.

Для того, чтобы правильно понять источник или свидетельство, также важно знать, каким человеком (или людьми) был создатель источника. Иными словами, какими были его отношение и интересы (Марвик, 223).  Следует разобрать  его образование, жизненное положение, политические взгляды и характер (Луси, 73).  Также важен возраст и темперамент (Луси, 78).  Эта информация пригодится в дальнейшем при определении надежности свидетеля. Более того, необходимо понять, как и почему возник определенный источник и кому он предназначался.  Когда историк правильно поймет содержание показания и то, что намеревался сказать свидетель, он может перейти к выяснению надежности свидетеля.

На следующей ступени следует установить, получил ли человек информацию из первых рук и говорит ли он правду.  Правильным здесь будет избегать как излишне доверчивого, так и скептического отношения, чтобы справедливо оценить источник (Луси, 73). Показания свидетеля не принимаются в случае уличения его во лжи.  Несколько ошибок вполне допустимы при условии, что показание в основном правдиво. Словами историка:

«Достоверность показания вытекает из компетентности и правдивости свидетеля, и эти два показателя нельзя принимать на веру. Его способность наблюдать должна быть установлена, возможность наблюдать – подтверждена, его честность -  доказана, его показание – сопоставлено с показаниями других свидетелей для исключения ошибок, которые мог допустить один из них»  (Луси, 73-4).

Также существенную помощь в установлении подлинности источника оказывает информация о типе источника, его природе и задаче (Луси, 77).  Каждый тип источника будет иметь свои критерии оценки. Например, политический документ будет рассматриваться не так, как редакторская статья.  Кроме того, надежность определенных личностей, их нравственная сторона, компетентность уже установлены. Особенно это касается общественных деятелей.  По этой причине показания таких свидетелей не нуждаются в проверке, если, разумеется, нет серьезных на то оснований.

На этой ступени есть несколько вещей, с которыми историку следует быть крайне осторожным. Например, важно помнить, что  наличие у свидетеля возможности наблюдать не делает его компетентным. Важно установить не только реальность возможности наблюдать, но и то, что компетентный свидетель воспользовался этой возможностью.  Необходимо помнить о наиболее распространенных причинах ошибок. Во главе списка – плохая память и предрассудки.

Историки неохотно принимают показания, если есть лишь один свидетель, однако их поведение оправданно, если это квалифицированный свидетель. Чем больше свидетелей, тем лучше. Разумеется, свидетель должен быть компетентным и честным,  а также должен присутствовать на событии, о котором дает показание или, по крайней мере, знать о нем от тех, кто присутствовал лично. Чем более квалифицирован свидетель, тем проще задача историка. Впоследствии он может сравнить показания и устранить ошибки в них, а также использовать свой надежный источник в определении заслуживающих доверия свидетелей. 

Есть три возможных результата сравнения одного источника с другими для определения достоверности. Они могут быть сходными с изучаемым источником, несходными или молчаливыми. Схожесть источников – недостаточный показатель надежности исследуемого источника.  Необходимо установить их независимость друг от друга, иначе возникает подозрение  тайного сговора или зависимости от одного первоначального источника (Луси, 80).  Если событие было публичным, должно быть много независимых свидетелей. В случае, когда источники не сходятся или противоречат друг другу, следует определить степень разногласия и природу источников. Мелких отличий недостаточно, чтобы дискредитировать исследуемый источник, на самом деле, такие отличия обычны и ожидаемы (Луси, 81).  Важно уметь отличать кажущиеся ошибки от настоящих и понимать, что придерживаясь правил и продвигаясь осторожно и не спеша,  возможно разобраться и устранить противоречивые на первый взгляд моменты (Луси, 83).  Если же существует реальное противоречие,  тогда ни один источник не считается надежным. В спорных ситуациях показания заинтересованных свидетелей, а также свидетелей с радикальными взглядами принимаются с большой осторожностью.

Третий возможный сценарий – когда источники умалчивают, не дают никакой информации об изучаемом показании. Отношение к такому показанию отрицательное, хотя оно не отвергается сразу же. Чтобы отвергнуть показание, надо установить, что молчаливый свидетель знал о событии и находился там, где необходимо, чтобы сообщить о нем (Луси, 84). Однако установить подобное сложно.

Тщательно изучив источники, придерживаясь всех правил внешнего и внутреннего оценивания, историк готов сделать выводы. Правильная расстановка, воссоздание события – довольно сложная задача и требует правильной интерпретации историка, которая далее будет определять облик воссозданного им определенного события.

 

Previous article Next article