Линда Дельгадо, экс-христианка, США (часть 1 из 2)

Пять лет назад я была 52-летней христианкой. Я никогда не состояла ни в одной из церквей, но всю жизнь искала Истину – в разных христианских течениях, с их учителями, но нигде не задерживалась надолго. С девяти лет каждый день я читала Библию. Сейчас уже и не вспомню, сколько раз за это долгое время я пыталась найти правду.   

Два раза в неделю в течение года я изучала христианство с католическим священником, но католичкой так и не стала. Следующий год был посвящен занятиям со свидетелями Иегова, но их вера тоже не пришлась мне по душе. Затем около двух лет я пыталась понять учение «Святых последнего дня» (мормонов), но тщетно. Мой друг исповедует иудаизм. От него я получала информацию об этой религии. Поиски ответов приводили меня и в протестантские церкви.

В глубине души я знала: Иисус был не Богом, а пророком. Сердце подсказывало, что за грех Адама и Евы понесут ответ они, а не я. Внутренний голос призывал меня молиться Богу и никому другому. Разум подсказывал, что только мне предстоит отвечать за мои поступки, а Бог никогда не принял бы человеческий образ, чтобы убедить меня в обратном: Ему не требовалось жить и умирать в облике смертного – Он ведь Бог.

Все эти поиски так ничего и не дали. Вопросы остались при мне, и я молила Бога о помощи. Было по-настоящему страшно умереть, так и не узнав правды. Я молилась и молилась. Проповедники и священники твердили: «Это таинство». Но если Бог хочет блага для человека, хочет ввести его в Рай, Он не станет скрывать, как туда попасть, как жить, чтобы заслужить Рай, как познать Его. Я чувствовала: всё, что мне говорят, – неправда.

Я живу в штате Аризона, США. До пятидесяти двух лет никогда не  разговаривала с мусульманами. Как большинство западных людей, под влиянием СМИ я считала Ислам религией террористов-фанатиков и ни разу не попыталась узнать о ней самостоятельно.

Мое открытие

Четыре года назад я вышла на пенсию после двадцати четырех лет службы офицером полиции. Существует некая связь между офицерами полиции всего мира. Мы всегда помогаем друг другу независимо от принадлежности к определенному отделу или стране.   

За год до пенсии я получила флаер с просьбой о помощи для группы полицейских из Саудовской Аравии. Они прибыли в Соединенные Штаты для изучения английского и учебы в полицейской академии в моем городе. Требовалось организовать их проживание в американской семье, чтобы они имели возможность познакомиться с обычаями страны и практиковать язык.  

Мой сын в одиночку растит дочь. Чтобы хоть как-то помогать с воспитанием внучки, мы нашли ему дом рядом с нами. Я поговорила с мужем, и мы решили принять офицеров у себя. К тому же, это предоставило бы внучке возможность познакомиться с людьми из другой страны. Мне сообщили, что молодые люди – мусульмане. Любопытно.

Переводчик из Государственного университета Аризоны (Arizona State University) привел к нам человека по имени Абдуль. Он не говорил на английском. Мы показали его спальню и ванную комнату. Молодой человек мне сразу понравился. Его доброта и вежливость мгновенно завоевали мое сердце.    

Затем к нам прибыл Фахд. Прекрасный парень, но еще более застенчивый и молодой. Я делилась с ними опытом работы, мы обсуждали работу полицейских, США, Саудовскую Аравию, Ислам и т.д. Я наблюдала, как они помогали друг другу и остальным шестнадцати полицейским из Аравии в изучении языка. За год жизни в нашем доме я прониклась уважением к Фахду и Абдулю за то, что не дали американской культуре повлиять на себя. По пятницам они ходили в мечеть, всегда совершали молитву, какими бы уставшими ни были, осторожно относились к тому, что едят…  Они научили меня готовить несколько традиционных блюд, водили на восточный рынок и в арабские рестораны, подружились с внучкой, дарили ей подарки, шутили…  

Фахд и Абдуль проявляли уважение к нам с мужем. Каждый день, прежде чем уйти на учебу, они интересовались, не нужно ли мне что-нибудь из магазина. Чтобы случайно их не обидеть, я начала узнавать из интернета об их культуре и обычаях.

Однажды я попросила у молодых людей Коран – было интересно, что же там говорится. Тогда они съездили в посольство Саудовской Аравии и привезли для меня перевод Корана, кассеты и брошюры. По моей просьбе мы стали обсуждать Ислам (им приходилось говорить на английском – на этом мы и сосредоточились). По словам парней, я была первой немусульманкой, которую они учили Исламу. Год спустя учеба в полицейской академии подошла к концу. Я работала инструктором полиции и могла помочь ребятам с подготовкой к университетскому проекту. К нашим занятиям присоединились их друзья. Один из них приехал в США с супругой. Они пригласили меня в гости. Мне представился шанс узнать от нее больше об Исламе,  хиджабе, молитве, омовении и т.д.

За неделю до отъезда моих «приемных сыновей» я устроила большой ужин с традиционными арабскими блюдами  (некоторые пришлось купить за неумением их готовить). Я оделась в хиджаб (мусульманское покрывало) и абайю (длинное платье) – хотелось остаться в их памяти такой. Когда все собрались, я сказала Шахаду (провозглашение веры). Ребята даже прослезились – до того трогательный был момент. В душе я верила, что Аллах отправил их в ответ на мои молитвы, привел прямо в мой дом. Благодарю и восхваляю Его за милость, любовь и доброту ко мне.

Жизнь в Исламе

Примерно через неделю ребята вернулись на родину. Я скучала по ним, и в то же время испытывала огромную радость от того, что стала мусульманкой. Я зарегистрировалась в мечети. Я ожидала, что все мусульмане такие же, как те парни из Саудовской Аравии, с которыми я провела целый год, но в местной мусульманской общине меня приняли не столь радушно.

Семья пребывала в шоке. Они надеялись, что через некоторое время мой интерес к Исламу угаснет, я разочаруюсь и переключусь на другую религию, как происходило раньше. Родных весьма удивили перемены в моей повседневной жизни. Самое важное, что муж меня не осуждал. Кода я сообщила, что теперь в еде мы исключим харам (запрещенное), он сказал «окей».

Далее я убрала из дома все изображения людей и животных. Однажды муж вернулся с работы и обнаружил, как я размещаю в альбом семейные фотографии, которые прежде висели на стене. Он постоял, посмотрел, но ничего не сказал.

Потом я написала письмо родным, где сообщила о своем обращении в Ислам и как это повлияет на наши отношения. Я объяснила несколько основных моментов в Исламе. Родные остались на своем. А я углубилась в изучение религии: узнавала о молитве и читала свой Коран. Сестры-мусульманки поддерживали меня через интернет.

Previous article Next article