Кто он – пророк Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует?

Его семейство:

Он – Абу Касим Мухаммад бин («бин» означает «сын») Абдулла бин Абдель Мутталиб. Его происхождение восходит к Аднану из потомков пророка Аллаха – Исмаила – сына Ибрахима, мир им. Пророк (с.а.с) сказал: «Аллах избрал Кинана из потомков Исмаила, и избрал Курайш из Кинана, и избрал из Курайша сыновей Хашима, а меня избрал из сыновей Хашима» (хадис приводится в «Сахихе» Муслима).

По этому родству он является из самого чистого рода на земле, даже враги его этому свидетели. Абу Суфьян, который возглавлял врагов пророка, (с.а.с.), ещё до того, как принял Ислам, свидетельствовал об этом перед императором Византийской империи Ираклием.

Передано от Абдуллы бин Аббаса, да будет доволен ими Аллах, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, написал императору, призывая его к Исламу. Он послал своё письмо через Дихья Кальби, чтобы тот передал это письмо правителю Басра, а тот в свою очередь передаст его императору. А император после того, как Аллах защитил его от войск персов, направился из Хомса в Илию (Иерусалим) в благодарность Аллаху за Его помощь в войне. И когда до императора дошло письмо посланника Аллаха, да благо­словит его Аллах и приветствует, он прочитал его и сказал: «Найдите мне здесь кого-нибудь из его народа, чтобы я мог расспросить его об этом пророке!», да благословит его Аллах и приветствует. Ибн Аббас сказал: «Абу Суфьян сообщил мне, что он был в Сирии среди курейшитов, прибывших туда для торговли, в тот промежуток времени, когда пророк Аллаха враждовал с неверными из племени Курайш. Абу Суфьян сказал: «И нас нашёл посланец императора в какой-то части Сирии. Я вместе с моими товарищами отправился в Илию. Когда нас завели к императору, он сидел на своём троне, на нём была корона, а вокруг него сидели великие люди Византии. Он сказал переводчику: «Спроси их, кто из них самый близкий родственник этому человеку, который утверждает, что он пророк?» Абу Суфьян сказал: «Из нас я самый близкий родственник ему». Он спросил: «А какое родство между вами?» Я ответил: «Он сын моего дяди». В тот день из нашего каравана, кроме меня, больше никого не было из потомков Абду Манафа. Император приказал приблизить меня к нему, а моим спутникам приказал встать за моей спиной. Потом он сказал переводчику: «Скажи спутникам Абу Суфьяна, что я буду спрашивать его о человеке, который утверждает, что он пророк. И если он будет лгать, то скажите, что он лжёт». Сказал Абу Суфьян: «Клянусь Аллахом, если бы я не боялся стыда от того, что мои спутники расскажут людям про меня и мою ложь, я бы солгал ему. Но я стыдился того, что они расскажут про меня, и поэтому я рассказал императору правду». Затем император сказал переводчику: «Спроси его, каково происхождение этого человека среди вас?» Я ответил: «Он из знатного рода». Он спросил: «Кто-нибудь из вас говорил это до него?» Я сказал: «Нет». Он сказал: «До того, как он это сказал, вы подозревали его во лжи?» Я сказал: «Нет». Он спросил: «Был ли кто-нибудь из его предков королём?» Я сказал: «Нет». Он спросил: «Знатные люди следуют за ним или слабые?» Я сказал: «Слабые люди». Он сказал: «Их становится больше или меньше?» Я сказал: «Их становится больше». Он сказал: «Кто-нибудь отступает от его религии из-за гнева после того, как примет её?» Я сказал: «Нет». Он сказал: «Нарушает ли он договора?» Я сказал: «Нет. Но мы сейчас находимся в таком периоде, когда боимся, что он нарушит». Абу Суфьян сказал: «Он не сказал даже слова, в которое я мог что-то добавить, что могло бы уменьшить достоинства пророка, и чтобы я не боялся быть обвинённым во лжи». Он сказал: «Вы сражались против него и он сражался против вас?» Я сказал: «Да». Он сказал: «Каковы были ваши сражения?» Я сказал: «Они были разными, иногда побеждали мы, а иногда они». Он сказал: «А что он велит вам делать?» Я ответил: «Он приказывает нам поклоняться Единому Аллаху и не придавать Ему сотоварища, он запрещает нам поклоняться тому, чему поклонялись наши предки. Он велит нам молиться, давать милостыню, быть добродетельными, сдерживать обещания и не быть вероломными». После того, как я ответил ему, он сказал переводчику: «Скажи ему, когда я спросил из какого рода он, ты ответил, что он из знатного рода – пророки тоже посылаются из знатного рода. Когда я спросил тебя, кто-нибудь говорил ли это до него, ты сказал, что нет. И если бы кто-то говорил это до него, я сказал бы, что этот человек всего лишь подражает тому, что было сказано до него. Когда я спросил тебя, подозревали вы его во лжи до этого, твой ответ был нет, тогда я узнал, что он не мог так делать, не лгать людям, а лгать Аллаху. Когда я спросил тебя, был ли кто-нибудь из его предков королём, ты сказал нет. Если бы был король из его предков, тогда я б сказал, что он требует трон своих предков. Когда я спросил, знатные люди следуют ему, или бедные, ты ответил: «бедные». Именно они – последователи пророков. Я спросил тебя, их становится больше или меньше? Ты ответил, что их становится больше. Точно так же вера прибавляется, пока не усовершенствуется. И я спросил насчёт того, что кто-нибудь, приняв его религию, отверг ли её из-за гнева? Ты ответил: нет. Веру, когда она заходит в сердца, никто уже не отвергает. Я спросил, нарушает ли он своё слово? Ты сказал, что нет. Пророки не нарушают свои слова никогда. Я спросил, сражались вы друг против друга? Ты сказал, что да. Иногда побеждали вы, а иногда они. У пророков порой бывают испытания, но победа остаётся за ними. Я спросил, что он велит делать? Ты сказал, что он велит поклоняться Аллаху и не брать Ему сотоварища в поклонении. И он запрещает вам поклоняться тому, чему поклонялись ваши отцы. И он велит молиться, говорить правду, быть добродетельными, сдерживать обещания и быть верными в договорах. Это присуще пророку. И я знал, что он послан, но не думал, что он будет среди вас. Если сказанное тобою правда, то очень скоро он завладеет местом, в котором я нахожусь. И если бы была возможность встретиться с ним, то я бы первым пошёл к нему и был бы преданным. И если бы я был у него, то омыл бы ему ноги. Абу Суфьян сказал: «Затем император приказал прочитать письмо посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и его прочитали. В нём было написано следующее: «Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного. От раба Аллаха и посланника Его – Мухаммада императору Рима Византии Ираклию. Мир Аллаха тому, кто следует истинному пути. Затем: Я призываю тебя к Исламу. Прими его, и ты будешь в мире и благополучии, и Аллах дважды вознаградит тебя. А если ты отвернёшься, то на тебе будет грех хлебопашцев, про которых в Коране сказано: «Скажи: "О люди Писания! Давайте придем к единому слову для нас и для вас, о том, что мы не будем поклоняться никому, кроме Аллаха, не будем приобщать к Нему никаких сотоварищей и не будем считать друг друга господами наряду с Аллахом". Если же они отвернутся, то скажите: "Свидетельствуйте, что мы являемся мусульманами"» (сура «Семейство Имрана», аят 64). Абу Суфьян сказал: «После того, как император закончил речь, среди чиновников, которые были вокруг него, поднялся шум. Он стал ещё сильнее, что я даже не услышал, про что они говорили. Потом нам было приказано выйти. После того, как мы с друзьями вышли и остались наедине, я сказал им: «Дело Мухаммада (с.а.с.) стало великим, даже император жёлтых (то есть византийцев) боится его». Потом он добавил: «Клянусь Аллахом, я был убеждён, что его дело исчезнет, и был униженным до тех пор, пока Аллах не открыл моё сердце Исламу, в то время, как я его ещё презирал» («Сахих» Бухари).

Next article