Вторая присяга в аль-Акабе

 

Вторая присяга в аль-Акабе

 

Потом Мусаб ибн Умайр вернулся в Мекку. Группа ансаров, принявших ислам, отправилась в паломничество на ярмарку вместе с паломниками из своего народа, которые пребывали в язычестве. Они пришли в Священную Мекку и условились встретиться с Пророком в аль-Акабе в середине дней ат-Ташрик (три дня, следующие за днем жертвоприношений десятого зу-ль-хиджа).

Мне рассказал Маабад ибн Кааб со слов своего брата Абдаллаха ибн Кааба, который был самым знающим среди ансаров. Ему рассказал его отец Кааб, который присутствовал в аль-Акабе и присягнул Пророку там. Он рассказывал: «Мы вышли вместе с паломниками из нашего народа, которые были язычниками. Мы помолились, получив знания о религии, а главным у нас был аль-Бара ибн Маарур — наш господин и наш старший. Когда мы отправились в путешествие и вышли из Медины, аль-Бара сказал нам: «О люди! У меня есть идея, но, клянусь Аллахом, я не знаю, согласитесь ли вы со мной или нет?» Мы сказали: «А что это?» Ответил: «Я думаю не оставлять это построение за моей спиной (имел в виду Каабу), а молиться, обращая к нему свой взор». Мы сказали: «Ей-богу, до нас дошло, что наш Пророк молится только в сторону Сирии, и мы не хотим отличаться от него». Он сказал: «А я буду молиться лицом к Каабе». Мы ему сказали: «Но мы этого не сделаем». Когда наступило время молитвы, мы молились, обращаясь в сторону Сирии, а он — в сторону Каабы, пока не пришли в Мекку. Мы осуждали его за то, что он делал, но он упорствовал в своем. Когда мы пришли в Мекку, он мне сказал: «О сын моего брата! Идем к Посланнику Аллаха! Я спрошу его о том, что я делал во время этого путешествия. Клянусь Аллахом, у меня на душе нехорошо, когда я вижу, что вы отличаетесь от меня в этом». Мы пошли искать Посланника Аллаха. Мы его не знали в лицо и не видели раньше. Встретили мужчину, жителя Мекки, спросили его о Посланнике Аллаха. Он спросил: «Вы его знаете?» Мы ответили: «Нет». Сказал: «Знаете ли вы аль-Аббаса ибн Абд аль-Мутталиба, его дядю?» Мы ответили: «Да». Мы знали аль-Аббаса, он часто приезжал к нам как торговец. Он сказал: «Когда вы войдете в мечеть, то он — тот человек, который сидит вместе с аль-Аббасом». Мы вошли в мечеть, и вот сидит аль-Аббас, и вместе с ним сидит Посланник Аллаха. Мы приветствовали, потом подсели к нему. Посланник Аллаха спросил аль-Аббаса: «Ты знаешь этих двух мужчин, о Абу аль-Фадл?» Ответил: «Да. Этот аль-Бара ибн Маарур, господин своего рода. А это — Кааб ибн Малик». Кааб рассказывал далее: «Клянусь Аллахом, я не забуду, как Посланник Аллаха его спросил: «Это тот самый поэт?» Аль-Аббас ответил: «Да». Аль-Бара ибн Маарур сказал: «О Пророк Аллаха! Я отправился в это путешествие, и Аллах наставил меня на путь ислама. Я задумал не оставлять за спиной это построение и молился лицом к нему. Мои друзья разошлись со мной в этом, и на душе у меня стало нехорошо. Как ты считаешь, о Посланник Аллаха?» Пророк ответил: «Для этого определена Кибла — хорошо бы придерживаться ее». Аль-Бара снова стал молиться лицом в сторону Киблы Посланника Аллаха и молился вместе с нами лицом к Сирии. А его родственники утверждают, что он продолжал молиться лицом к Каабе до конца своих дней. Но это не так, как они сказали. Мы знаем его лучше, чем они.

Мне рассказал Маабад ибн Кааб, что его брат Абдаллах ибн Кааб передал ему рассказ своего отца Кааба ибн Малика. Кааб сказал: «Потом мы отправились в паломничество, договорились встретиться с Пророком в аль-Акабе в середине дней ат-Ташрик. Мы закончили паломничество. Настала ночь, в которую мы договорились встретиться с Посланником Аллаха. Вместе с нами был Абдаллах ибн Амр ибн Харам, один из наших господ и знатных людей. Мы взяли его с собой. Но мы скрывали наше дело от тех, кто был вместе с нами во время путешествия из числа язычников нашего народа. Мы поговорили с ним. Сказали ему: «О Абу Джабир! Ты один из наших господ и знатных людей. Мы хотим, чтобы ты отказался от своей религии, иначе ты станешь дровами для огня в аду». Потом призвали его к исламу, сообщили о предстоящей встрече с Посланником Аллаха в аль-Акабе. Абдаллах ибн Амр принял ислам, присутствовал вместе с нами в аль-Акабе и был старшим. Эту ночь мы легли вместе со своими родичами на нашей стоянке. Когда прошла треть ночи, ушли из стоянки на встречу с Посланником Аллаха. Мы перебирались тайно, как куропатки, пока не собрались в ущелье у аль-Акабы. Нас было семьдесят три человека. Вместе с нами были две женщины: Насиба, дочь Кааба, мать Умары, из Бану Мазин ибн ан-Наджар; и Асма, дочь Амра ибн Адий ибн Наби, из Бану Сальма, мать Маниа».

Далее Кааб рассказывал: Мы собрались в ущелье и ждали Посланника Аллаха, пока он не пришел к нам. Вместе ним был аль-Аббас ибн Абд аль-Мутталиб, который тогда придерживался религии своего народа. Однако он захотел принять участие в деле своего племянника и быть уверенным за его безопасность. Когда Пророк сел, первым заговорил аль-Аббас ибн Абд аль-Мутталиб. Он сказал: «О хазраджиты! (Арабы называли всех ансаров хазраджитами, не деля их на хазраджитов и ауситов.) Мухаммад, как вы знаете, занимает среди нас особое место. Мы защитили его от нашего народа — от тех, которые тоже знали его место среди нас. Он очень захотел присоединиться к вам. Если вы уверены в том, что сдержите данное ему слово в том, что сумеете защитить его от тех, кто будет выступать против него, то ответственность за это ляжет на вас. А если вы считаете, что вы откажетесь от него и оставите его без поддержки после того, как он пойдет вместе с вами, то оставьте его сейчас: он находится под мощью и защитой своего народа и своей страны».

Мы сказали: «Мы слушали тебя. Теперь говори ты, Посланник Аллаха! Выбери для себя и своего Господа то, что пожелаешь!»

Заговорил Посланник Аллаха: сначала прочитал Коран, призвал к Аллаху, к исламу, потом сказал: «Я заключаю с вами договор в том, что защитите меня так же, как вы защищаете своих женщин и детей!» Тогда аль-Бара взял Пророка за руку и сказал: «Да, клянусь тем, кто послал тебя с истиной, мы защитим тебя от того, от чего защищаем мы наших женщин. Положись на нас, Посланник Аллаха. Мы, ей-богу, люди воинственные и вооруженные от поколения к поколению». Когда аль-Бара говорил с Посланником Аллаха, в разговор вмешался Абу аль-Хайсам ибн ат-Тихан: «О Посланник Аллаха! У нас есть договор с евреями. Мы разорвем этот договор. Возможно, что, когда это мы сделаем и потом Аллах пошлет тебе победу, ты вернешься к своему народу и покинешь нас?» Пророк улыбнулся и сказал: «Клянусь клятвой крови, я и вы — кровные братья: я буду воевать с теми, с кем вы воюете, и буду мириться с тем, с кем вы миритесь!»

Кааб говорил: «Посланник Аллаха сказал: «Пошлите ко мне от вас двенадцать старейшин, чтобы они были гарантами от своего народа».

И послали они двенадцать представителей: девять хазраджитов и трех ауситов.

Ибн Исхак передал: «Рассказал мне Абдаллах ибн Абу Бакр, что Посланник Аллаха сказал этим представителям: «Вы являетесь гарантами от своего народа подобно гаранту апостолов Исе сыну Марьяма; а я являюсь гарантом от своего народа». Пророк имел в виду мусульман. Они ответили: «Мы согласны».

Рассказал мне Асим ибн Омар: «Когда люди собрались дать клятву Посланнику Аллаха, аль-Аббас ибн Убада из рода Бану Салим ибн Ауф сказал: «О хазраджиты! Вы знаете, в чем даете клятву этому человеку?» Они сказали: «Да». Он продолжил: «Вы даете ему клятву воевать с красными и черными людьми, т. е. против всяких людей. Если вы не уверены в том, что не откажетесь от Пророка в случае больших потерь в имуществе и людях ваших, то откажитесь от клятвы лучше сейчас. Если вы предадите его, то это будет позором в этой и той жизни. Если вы сдержите слово, несмотря на большие потери, то возьмите его: он, ей-богу, благо в этой и той жизни». Они сказали: «Мы берем его, если даже постигнет беда наше имущество, а наших благородных людей — смерть. А что нам за это будет, о Посланник Аллаха, если мы будем верны своему обещанию?» Он ответил: «Рай». Они сказали: «Распростри ладонь свою!» Он распростер свою ладонь, и они дали ему клятву.

Ибн Исхак сказал: «Аз-Зухри говорил: «Рассказал мне Маабад ибн Кааб со слов своего брата Абдаллаха ибн Кааба ибн Малика, который рассказал: «Первым, кто ударил по ладони Посланника Аллаха, был аль-Бара ибн Марур. Потом поклялись остальные. Когда мы дали клятву Посланнику Аллаха, с верхушки аль-Акабы крикнул дьявол с таким громким голосом, подобного которому я никогда не слышал: «О люди оседлые! Разве вам нужен порочащий человек и сабейцы вместе с ним (т. е. мусульмане), которые собрались, чтобы воевать с вами?» Пророк сказал: «Это дьявол по имени Азаббу аль-Акаба, а это ибн Азйаб. (Ибн Хишам сказал: «Произносится также «ибн Узайб».) Слушай, о враг Аллаха! Придет время, и я тебя уничтожу». Потом Пророк сказал: «Возвратитесь к своему каравану!» Аль-Аббас ибн Убада ему сказал: «Клянусь Аллахом, который послал тебя с истиной, если хочешь, мы завтра же объявим об этом людям, собравшимся в Мине, держа в руках мечи наши!» Посланник Аллаха ответил: «Мы такого приказа еще не получали. Но пока вернитесь к своим соплеменникам!» Мы вернулись к своим местам ночлега и спали там до утра. Когда мы встали утром, к нам пришли знатные люди курайшитов. Они подошли к месту нашей стоянки и сказали: «О хазраджиты! До нас дошло, что вы пришли к этому нашему родственнику, чтобы увести его от нас и дать ему клятву воевать против нас. Ей-богу, мы меньше всего хотели бы воевать с вами». Тогда те язычники из нас, которые действительно ничего не знали об этом, стали клясться курайшитам в том, что ничего такого не было. (Они действительно ничего не знали и говорили правду.) А мы смотрели друг на друга и молчали».

Рассказал мне Абдаллах ибн Абу Бакр о том, что они пришли к Абдаллаху ибн Салулу и сказали ему те же слова, что и Кааб. Он им ответил: «Это — важное дело. Такое дело люди моего рода без меня не совершали. Я не знал об этом». Они ушли от него. Люди разошлись из Мены. Курайшиты стали усиленно расспрашивать и узнали о том, что произошло, и пошли за ними вдогонку. Догнали Саада ибн Убаду в Азахире близ Мекки и аль-Мунзира ибн Амра из племени Бану Сайда. Оба они были представителями в переговорах с Пророком. Аль-Мунзир отделался от них. А Саада схватили, руки его привязали к шее подпругой от его седла. Потом повели его и привели в Мекку, избивая и таща за волосы. Он был длинноволосым. Саад рассказывал: «Ей-богу, когда я был в их руках, вдруг ко мне подошла группа курайшитов, среди которых был красивый мужчина, белый, блистательный, приятный. Я в душе сказал: «Если среди них кто-нибудь и отнесется к тебе с добром, то только он». Когда он приблизился ко мне, то поднял свою руку и нанес мне сильный удар. Я в душе сказал: «Нет, клянусь Аллахом! После этого от них добра не жди!» И вот, ей богу, я нахожусь у них в руках, они меня тащат, вдруг ко мне обратился один из них. Он сказал: «Горе тебе! Разве нет у тебя близости с кем-нибудь из курайшитов и нет договора?» Я ответил: «Есть, ей-богу! Я покровительствовал Джубайру и его тор

Previous article Next article